РОК-завтрак №3. Алексей Яшин (Casual)

Его утро начинается с кофе и сигарет, и сразу вспоминается песня группы «Сегодня ночью». В этот раз по сути ничего не изменилось, просто к обычному набору прибавилось интервью для нашего журнала. Алексей Яшин – о возрождении Hellraiser’а, прекращении существования «Ю-Питера» и творческих планах.

ORW: После концерта в YotaSpace в одном из интервью Вы говорили, что готовится новая песня, которую Вы планировали исполнить на «Чартовой дюжине» вместе с Хелависой и Сергеем Галаниным, почему не сложилось? Услышим ли мы эту песню вообще?

Планировали, но не сложилось с «Нашим радио». Я не критикую, нет, просто хочу сказать, что, по моему мнению, «Чартова дюжина» уже не та. Если посмотреть, кто получил награды, можно увидеть одни и те же лица. Исключение — группа «Шляпники» (The Hatters), но они реально молодцы, они заслужили премию. В целом всё прошло очень предсказуемо. А премьера песни «Мама, ты знаешь», перезаписанная совместно с Хелависой и Сергеем Галаниным состоялась 8 марта. «НАШЕ радио», к сожалению, не взяло её в ротацию, но зато многие другие взяли, будем слушать на них.

ORW: В том же интервью Вы сказали, что планируется возрождение Hellraiser. Как появилась эта идея? Увидим ли мы группу на «Ария-фесте»?

Идея появилась совершенно случайно. Попытки реанимировать этот проект уже были, но не по моей инициативе. Сейчас есть идея поехать в тур, и, если получится это реализовать, будет очень здорово. На «Арию-фест» хотели весной, но не складывается. Может, он будет осенью, тогда выступим и посмотрим, как люди будут реагировать. Если хорошо, если придёт народ, то будем и дальше продолжать, а не придёт, ну не придёт…

ORW: Если пройдёт хорошо, то проект будет развиваться или это на какое-то время?

Всё будет зависеть от первого выступления. Есть промоутеры в разных городах, есть идеи, много планов и, конечно, желание. А там посмотрим.

ORW:  Если всё сложится удачно, то стоит ли ждать выхода альбома?

Компания «Союз» переиздала нам все альбомы тиражом по 10 тысяч каждый, и все диски в первый месяц были проданы. Для нашего времени это очень прилично, ведь зачастую музыканты издают тысячу-три. Может, мы сделаем несколько новых песен, и будет некий коллекшн – такой формат вполне возможен, но целый альбом вряд ли.

ORW: Возродить Hellraiser – довольно смелый музыкальный эксперимент. Стоит ли вообще музыкантам сильно экспериментировать, как Вы к этому относитесь?

За всех сказать не могу, но лично мне всё это очень нравится.

ORW: Фанаты не всегда принимают…

Я был на последнем «Ария-фесте» в качестве гостя и ходил по залу, было очень интересно посмотреть, какой же материал представит Удо Диркшнайдер, он представил тот же материал, что был 30 лет назад. И я ловил себя на мысли, что практически все песни знаю наизусть, но удивило не это, удивило то, что подходило очень много людей, выказывали всяческий респект, и даже брали автографы, причём именно как участника проекта Hellraiser, а не как Casual. Для меня это было очень удивительно.

ORW: Есть ли какие-то интересные проекты, которые остались нереализованными? У вас много разных дуэтных вещей, саунд-треки есть…

Нет, стараемся не откладывать всё на потом. А что касается саунд-треков, мне очень нравится работать с кино, жалко, что так мало предложений поступает. Написание музыки к фильмам мы очень сильно приветствуем в группе, и я лично. Недавно у меня были переговоры по одному сериалу, я отдал материал, они слушают, может, что-то и зазвучит. Если говорить про дуэты, их столько уже спето, что особо и не хочется. Если кто-то выйдет с интересным предложением, и мне понравится материал, то можно спеть.

ORW: А если говорить о более масштабных проектах, например, таких, как «Рок-н-ролл это мы» «Алисы»?

Сам я инициатором был только с песней «Певец у микрофона», потому что она близка каждому артисту. Люди зачастую приходят на концерт и не понимают, как это тяжело. А это, на самом деле, адский труд. Я, например, за концерт по 3-4 килограмма теряю. Это очень тяжело и в эмоциональном плане. Песня как раз об этом. Я вышел с инициативой к Серёже Безрукову, Свете Сургановой, Андрею Князю – все меня поддержали, спели эту композицию, и я очень рад, что она есть.

ORW: Как должен артист вести себя на сцене: активно взаимодействовать с залом или можно спокойно стоять напротив микрофона?

Я стараюсь взаимодействовать. Но существуют разные формы, например, Бутусов просто стоит с пюпитром, и в этом его фишка. Я, как завороженный, могу на него смотреть, потому что он мне нравится, у него хороший материал, и он так себя преподносит, так общается со зрителями. А мы общаемся по-другому, и мне кажется: чем активнее, тем лучше. Но любая форма оправдана, главное, чтобы это было востребовано и нравилось публике.

ORW: Кстати, группа «Ю-Питер» объявила о том, что она завершает свою деятельность…

Я считаю, что это рекламный ход. Так же, как и «Смысловые галлюцинации». Нужен просто новый виток. Сейчас «Смысловые галлюцинации» закончили своё существование, но то и дело появляются то последний альбом, то последний сингл, то последний концерт. Потом будет новый проект и все поклонники «Глюков», плюс дополнительно к ним, которым будет интересно, что это такое, пойдут на концерты новой команды, и услышат практически тот же самый музыкальный материал, потому что человек, который 30 лет писал в определённом стиле, не может другое написать. Так же и у «Ю-Питера» будет, уверен. Появится сольный проект Вячеслава Бутусова. И какая разница, как он называется? Все же знают Вячеслава Бутусова.

ORW: Каких-то молодых исполнителей можете отметить?

Новый проект Little Big или группа «Хлеб». Когда мне первый раз включили её, я подумал: «Что за фигня? Как могут люди вообще это слушать?» А сын мне говорит: «Ты не понимаешь, это стёб. Эти люди создают тренд». Сейчас они выпустили клип «Поехали ко мне» – очень хороший клип, очень дорого снят. Little Big – это вообще целая индустрия, они создали Little Big Family, и вот «Шляпники» – выходцы оттуда. Они мне нравятся: это и хорошо записанная танцевальная музыка; и очень крутые, высокобюджетные видео; и минифильмы. Хоть это не рок вообще, но прикольно.

ORW: А как вы относитесь к тому, что у таких групп, как Little Big, тексты весьма сомнительные?

Они фрики. Если бы они выходили на сцену на поводке и в ошейнике – это бы ещё круче смотрелось. Они эпатажны. И если рассматривать музыкальный материал – он очень высокого уровня.

ORW: Вы не считаете, что они иногда перегибают с эпатажем, что это доходит до крайности?

В наше время это востребовано. А раз востребовано, значит, и оправдано.

ORW: Вы частый гость различных концертов. Вы приходите к тем музыкантам, которых давно и хорошо знаете, или для знакомства с новой для вас музыкой?

По-разному бывает. Иногда мне просто интересно. Вот, например, группа Aspen – на них я попал совершенно случайно, мне было любопытно посмотреть на проект, где играет Лёня (Леонид Кинзбурский – барабанщик группы Louna, прим.ред.). Я пришёл, посмотрел, мне всё очень понравилось. Они хорошо звучат, делают отличное шоу на сцене. Но в основном к друзьям хожу.

ORW: Когда Вы смотрели клипы молодых исполнителей на НАШЕМ TV, никто не произвёл впечатления. Каким, по-вашему, должен быть хороший клип? Что в нём обязательно должно присутствовать?

Я не могу ответить на этот вопрос. Идеальных клипов вообще не бывает. Видео хорошее, если его хочется смотреть и пересматривать. И если после первой минуты или 40 секунд ты не выключил, то это уже достойная работа. Клипы группы «Хлеб» или любого проекта Little Big Family интересно смотреть, потому что у них есть фишка и они очень круто сняты. А про наши видео могу сказать: клип на песню «Достанешь» меня вообще раздражает, даже смотреть его не могу, это настолько колхоз, песня хорошая, а вот всё остальное…

ORW: Вы работаете над новым альбомом, известны ли примерные даты релиза? Есть ли планы на концертные презентации? Будет ли тур в поддержку альбома?

Да, он выйдет в конце октября. У нас будет презентация этой пластинки в Москве, Санкт-Петербурге и Мурманске. Эти города уже подтверждены. Примерные даты: 27, 29 и 31 октября. Время ещё есть, поэтому что-то поменяется, скорее всего.

ORW: Ваша прошлая продюсерская деятельность как-то помогает в музыке?

Помогает. Многие свои песни я продюсировал сам. Мы сделали песню «Лоция» с группой Aspen, где я как раз выступал как саунд-продюсер, делал сведение и мастеринг. Эта работа мне интересна, ведь это тоже творчество. Даже был продюсером нескольких коллективов раньше.


ORW: Как Вы думаете, что нужно сегодня группе, чтобы ее заметили? Обязательно ли материться, петь про секс и эпатажно себя вести?

Вот как раз я всё своё время провожу в раздумьях: что же нужно для того, чтобы привлечь дополнительных слушателей, дополнительных зрителей в зал? Не знаю, может быть и это. Тут вопрос ещё в том, для чего мы всё это делаем. Мы делаем это для того, чтобы собирать залы и зарабатывать деньги или мы делаем для того, чтобы реализовывать себя, как творческие единицы? Мне нравится то, что я делаю. Приходит народ – хорошо, не приходит… Есть тысячи групп, которые вообще не выступают.

ORW: Со временем многие музыканты начинают исполнять некоторые песни по-другому, меняется подача, Вам никогда не хотелось изменить текст песни, внести в него какие-то правки?

Я намерено ставлю в новые песни фразы из тех, которые были записаны в разное время, и эту фишку очень часто использую. А что касается того, чтобы поменять текст, часто меняю прям на концертах, во время исполнения песни, и это происходит всё в эмоциональном порыве, независимо от меня, я не думаю об этом и о том, как народ будет реагировать на эти изменения.

ORW: Нужно, чтобы группа играла всё время в одном стиле или как-то менялась?

Это всё зависит от состояния автора.

ORW: Бывает, что группа играет в одном стиле, а потом так резко меняет его, и фанаты в шоке, они не понимают, что произошло… Как вы к этому относитесь?

Если это качественно, если это востребовано и если автор так думает, так видит, то я считаю, что
это оправдано.

ORW: Что пожелаете нашим читателям?

Любви. Я желаю любви ко всему. Это самое главное в жизни – без любви нет ничего. Человек, который её теряет, несчастный, поэтому хочу пожелать любви, любить и быть любимыми, счастливыми, и всё, что задумано в жизни, пусть исполнится.

Текст: Анастасия Малахова (Nastia Machine) и Lubov Robitaille

Фото: Lubov Robitaille

You might also like More from author

Comments