Интервью с группой Quintenza

_mg_4015-12

«Подходы к работе у всех разные, и в итоге получается некая «сальса всех идей»» — музыка, творчество, восприятие и планы на будущее от молодой и неординарной группы Quintenza.

ORW: Всем привет! Друзья, прежде всего нам бы хотелось познакомить зрителей с группой QuintenzA поближе. Расскажите, в чем ваше принципиальное отличие ото всех других российских коллективов, в чем ваша фишка?
Роман: ну, во-первых, у нас есть целых две программы – одна легкая, другая – тяжелая. Мы создаем полностью свои композиции, но при этом они могут быть похожи на Enter Shikari, Deftons, Bjork, Depeche mode. Целая коллекция! Мы слушаем эту музыку, мы на ней выросли…
Михаил: …умрем на ней, скорей всего!
Роман: во-вторых, мы просто круче.
ORW: вы говорите, что у вас есть две программы – легкая и тяжелая. Они совершенно не похожи друг на друга или все же есть что-то общее?
Роман: наша основная программа – тяжелая, но так получилось, что некоторые концертные площадки не принимали нас с ней, поэтому мы стали выкручиваться и сделали более легкую версию. В принципе песни остались почти те же, а в то же время и нет.
ORW: до появления QuintenzA все участники группы работали в другом проекте под названием Eclectic Sound Project. Что это за группа и почему однажды вы решили сменить ее и организовать QuintenzA?
Михаил: его никто не мог произнести правильно с первого раза (смеется), путали слова Eclectic и Electric, поэтому мы решили сделать все короче.
Роман: меньше ошибок!
ORW: то есть, дело было только за названием?
Роман: нет, стиль музыки мы тоже немного поменяли, состав тогда был другим. Кстати, группа вначале называлась Eclectic Sound, но выяснилось, что уже есть диджей с таким псевдонимом, поэтому мы добавили слово Project. Потом некоторые песни мы взяли оттуда, но в целом материал сейчас меняется.
ORW: продолжите фразу: «Музыка для меня – это возможность…»
Альфред: для меня музыка – это возможность передать, что у меня в голове, что я чувствую. Я надеюсь, у всех музыкантов это так.
Роман: возможность жить. Я так это определяю.
Михаил: возможность уйти ото всех заморочек и погрузиться в нормальный человеческий мир.
ORW: у всех вас есть классическое музыкальное образование, что сейчас в группе можно встретить не часто. Влияет ли этот факт на создание ваших необычных композиций?
Роман: да, это напрямую влияет, потому что там мы получили основы музыки. Например, Бах как Толстой в литературе. Мы не используем классическую музыку в наших композициях, но этот опыт прошлого, который мы получаем, помогает нам. Ведь невозможно написать что-то стоящее, если ты читал только Дарью Донцову! Я подумал недавно о том, что у нас есть песни, которые длятся по десять минут, состоят из трех частей. Это то самое влияние классической музыки, где есть крупные формы, когда одна симфония идет целый час. Нам нужно уместить композицию в меньший отрезок времени, например, четыре минуты, и нельзя допустить, чтобы все звучало одинаково, нам просто становится скучно. Поэтому мы делаем композицию чуть больше, и выходят такие сложные трехчастные формы. Хотя слушателям сложнее слушать длинные композиции.
ORW: сами что-нибудь из классической музыки слушаете?
Роман: я последние восемь лет работал в симфоническом оркестре, так что я напрямую с нею связан. Постоянно ее слушаем, мы же на этом выросли. Мы вначале узнали, что такое музыка Баха, а потом о Prodigy.
ORW: в мае этого года вы выпустили альбом с лаконичным названием S.K.T.D. Раскройте секрет, что стоит за этим таинственным сочетанием букв?
Роман: это название песни, которая есть в альбоме – stay keep the distance; мы ничего лучше не придумали, чтобы назвать альбом так, потому что в аббревиатуре появилась некая загадочность.
ORW: в вашей музыке действительно намешано много разных стилей – тут и электроника, и рок, и дабстеп, джаз – в общем, очень много всего! Но все же, к чему душа лежит больше, и в какой стезе вы планируете развиваться дальше?
Михаил: я фанк очень люблю… Но нет, мы не будем играть фанк!
Роман: мы любим все. Нет определенной концепции, определенного музыкального стиля. Поэтому мы и назывались раньше Eclectic sound project, потому что eclectic – это все и сразу в одном месте.
Альфред: мне очень нравится работать с ребятами, потому что у них музыкальное мышление более электронное, психотелическое, у меня же – альтернативное, больше гитарных партий. Подходы к работе у всех разные, и в итоге получается некая «сальса всех идей».

ORW: У вас уже есть приличный опыт выступлений на фестивалях, ТВ, своих собственных концертах. Как вы готовитесь к концертам, много ли репетируете? И что вы делаете накануне?
Роман: отчаянно много репетируем для подготовки к концерту и, конечно же, накануне. Наша обычая схема: приезжаем, все расставляем, проверяем аппаратуру, звук, выступаем, все собираем и уезжаем.
Также мы готовим шоу с применением различных инсталляций (помимо музыкального сопровождения). Мы хотим, чтобы это был не просто концерт – пришли и выступили — но также стараемся показать свой мир. При этом монтаж всей техники и декораций мы делали своими руками! На предыдущем выступлении подготовка заняла 3 ночи, не спали, но зато все получилось.
Также мы занимаемся дизайном одежды и хотим, чтобы она продавалась в магазинах.
ORW: А кто именно занимается дизайном?
Роман: мы все вместе прикладываем усилия, привносим что-то свое. Также у нас есть подруга – Наталья Шаган (дизайнер, прим.ред), которая нам очень помогает.
Как раз сейчас она уезжает в Америку, где будет готовить инсталляции для очень крутого open air.

ORW: В чем смысл названия группы, что скрыто за словом Quintenza?
Роман: такого слова не существует, мы его придумали. Для каждого Quintenza – это что-то свое. Для нас – это некая идеология, это наш маленький мир, что-то вроде религии, …семьи.
Альфред: это отрицание всех музыкальных идей, манер. Т.е. подтверждение того, что нет никаких правил, полная музыкальная анархия.
Роман: пройдя путь от классической музыки (наше изначальное музыкальное образование), мы понимаем, что все, чему нас учили – элементарная теория музыки, сольфеджио и прочее, не использовалось в дальнейшем композиторами в качестве правил.
Получается, что нет некой формулы создания музыки, нет того, что это правильно, а это – нет. Можно создавать все, что угодно.
Сейчас у нас две программы, где мы выглядим даже по-другому. Например, в легкой программе мы выступаем в костюмах.
А еще можно представить, что существуют параллельные миры и есть такая планета как Quintenza. Какую бы музыку мы играли в параллельной Вселенной? Именно поэтому новая программа немного отличается, хотя можно угадать тяжелые нотки из прошлой программы. Просто используются другие декорации, другое обрамление. В легкой версии мы хотим, чтобы люди танцевали, расслаблялись и получали удовольствие.

ORW: Какие интересы есть у вас помимо музыки, чем вы занимаетесь еще?
Роман: все, чем мы с детства занимались – это музыка. Да, есть спорт, но основное – это музыка.
Альфред: на данный момент я звукорежиссер и гитарист одновременно.
Роман: это тоже самое, как если бы ты в детстве очень любил кататься на скейте, а потом пришел Red Bull и сказал, что если ты будешь лучше кататься на скейте и у тебя на каске будет надпись Red Bull, то мы будем заплатим тебе за это деньги.
И вот ты катаешься на скейте и получаешь деньги. Это идеальная ситуация, мы все об этом мечтаем: заниматься любимым делом и просто существовать.

ORW: Поделитесь своими планами на будущее.
Роман: 28.10 мы играем на вечеринке у Артемия Лебедева и очень готовимся к этому мероприятии. Для нас факт того, что нас пригласили – это большая честь, так как там совершенно другой мир и атмосфера.

ORW: В завершение хотим услышать от вас пожелания нашему музыкальному изданию.
Роман: слушайте качественную, классную и крутую музыку. Будьте счастливы!
Альфред: Очень хочется, чтобы вы и дальше продолжали открывать / рассказывать о новых группах и музыкальных коллективах!
До встречи!

Текст: Евгения Грибкова

Фото: Мария Смоляр

Leave A Reply

Your email address will not be published.

X