IAMX — Alive in new light (2018)

Когда вдохновение становится частым гостем, было бы слишком неосторожно не воспользоваться ситуацией. Крис Корнер, он же мистер IAMX, знает это как никто другой. Пока одним командам требуется лейбл-мейджер и несколько лет на генерацию идей, запись, продакшн и все необходимые атрибуты, Корнер, будучи независимым исполнителем, выпускает релизы практически один за другим. Кто-то уже упрекает музыканта в излишней торопливости и растрате потенциала, однако его творческие способности продолжают успешно реализовываться и при этом видоизменяются на наших глазах. Ведь можем наблюдать чистой воды музыкальный дневник жизни исполнителя за последние годы. Две недели назад IAMX выпустил свой восьмой альбом под названием Alive in New Light, в котором ясно чувствуется главное настроение Корнера за последние месяцы. Вслед за полным готической сексуальности Metanoia и концептуальным, лишенным вокальных партий, Unfall IAMX будто подводит черту мучившей его болезнью — хронической бессонницей, пятилетней депрессией и наконец восстанавливает отношения со своей музыкой. Кажется, музыкант полностью оправился в солнечном Лос-Анджелесе, снова работая над альбомом в пустыне Мохаве (там же была записана Metanoia). Поэтому в Alive in New Light он на какое-то время выходит из темноты и создает композиции, полные света, космоса и неуловимой, но могущественной силы. Чтобы сделать Alive in New Light «вкуснее» и динамичнее, музыкант приглашает Kat Von D — американскую татуировщицу, известную в музыкальной среде, а также близкую подругу Корнера. «Мы можем с легкостью поменяться шкафами с одеждой или косметичками, и никто не заметит разницы. Мы оба творим не потому, что хотим этого. Мы просто не можем иначе» — отзывается Крис о Kat.

Заглавная композиция часто задает ключевые идеи и настроения альбомов, однако IAMX не так однозначен в своих эмоциях. Если остальных треках Корнер использует цирковые сэмплы, будто взятые из из музыки черно-белого кино, добавляет арабские мотивы и тут же меняет их на струнную секцию, общается с Kat von D, то в Alive in new light мы отчетливо слышим личный триумф Корнера, рассвет нового «я» и радость от внутреннего подъема. Музыкант смело берет высокие ноты, наполненные восторженными эмоциями, демонстрируя нам, что его голос может быть не только тревожно-мягким, обволакивающим или пронзительным, но и сильным, объемным и звучным. И трек может посеять неверные ожидания, потому что вслед за ним нас встречает целый спектр звуков, которые вновь создают ощущение меланхолии и перемешивают фирменное dark electro IAMX с альтернативным звучанием. В Break the Chain Корнер постепенно возвращаетcя в привычное тревожное состояние, которое секунду за секундой разрастается в мощном отчаянном вокале, подкрепленном ударами drum-машины.

На этот альбом сложно повесить ярлык «танцевальная музыка» несмотря на то, что он открывается ритмичным треком Stardust, где мы можем сразу оценить вокал Kat Von D и слышим реверанс в сторону Depeche Mode. Любимое фортепиано Криса встретится еще не раз, но именно здесь оно прекрасно подкрепляет летящий, ангельский вокал Von D. После альбом несколько раз откровенно проваливается и вновь показывает свои сильные стороны в треке Stalker — с кинематографичной, немного бертоновской окраской, эхо-вокализами на заднем плане. Здесь Кэтрин демонстрирует не только способности своего голоса, но и артистичность: чего стоит только ее таинственный диалог с Крисом, поющим практически шепотом. В Big man IAMX переходит с тем внутренней борьбы и борьбы любовной на другую — социальную. Корнер — известный противник установок общества потребления, да и общественного мнения в целом. «Ловушки современного общества усугубляют нашу цикличную негативность. Деньги и власть создают жадность, зависть и тревожность. Работай, потребляй, сдохни» — делился мыслями музыкант в блоге несколько лет назад. Вот и сейчас IAMX говорит о больших и маленьких людях, парализованных, растрачивающих жизнь впустую.

И для мощной коды IAMX приберег две глубокие композиции — Mile Deep Hollow и The Power and the Glory. Концовка становится задумчивой с этим практически хоровым звучанием и дуэтом один-на-один с фортепиано. В ней есть что-то от Ave Maria, потому что это — песня-надежда и песня-единение. Похоже, тревога — вечный спутник творчества Корнера, но в нем появляется больше уверенности и веры во что-то светлое, хотя все еще в минорных тонах.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.