Как это было: «Последние танки в Париже» в «RED»

16 сентября в Москве были «Танки».

Об этом не расскажут в новостях. Поэтому «я начинаю репортаж».
«Последние танки в Париже», они же последние панки в России, отметили двадцатилетний юбилей в клубе «RED».

Фото: Мария Карпушева

У этого каламбура нет комплиментарной подоплеки, за двадцать лет своего существования «ПТВП» доказали, что так говорить о них можно, даже не поворачиваясь с виноватым видом к новой панк-рок волне.
В общественном сознании установился стереотип о том, что панк – это музыка и образ жизни, которые сводятся к протесту против всего существующего и несуществующего. Художественное оформление этого протеста отходит на второй план. Бодрые незамысловатые мелодии и «проникновенный» вокал: чем громче, тем больше вероятность проникновения в сознание или хотя бы в слуховые каналы.

У панка в нашей стране был особый путь, аргументов в пользу этой точки зрения точно больше, чем в пользу тезиса об особом пути России в доктрине Уварова, которой мы всё еще держимся. «ПТВП» можно назвать наследниками великой «Химеры»: в Москве даже была исполнена песня «Графин» Эдуарда Старкова; и «Соломенных Ёнотов»: тексты Никонова с текстами Усова объединяет умение интегрировать в собственное творчество весь колоссальный пласт культуры, освоенный автором.

Протест «Последних танков в Париже» никогда не был ответом на запрос конъюнктуры, не преследовал цели добиться коммерческого успеха. При этом сейчас молодое и достойное поколение панка пишет максимально понятные песни–лозунги, зачастую при этом прыгая выше собственной головы, но одиннадцатилетний боевик «ПТВП» «Они ох**ли!» на две головы выше.
А в 2018-м, еще не остывшем после бессмысленно горящего юбилеем революции 2017-го, «Танки» выпустили невероятно лиричную композицию «Такси».
16 сентября москвичи и гости столицы слышали её вживую. И видели слёзы в глазах Лёхи Никонова.

Фото: Мария Карпушева

На «ПТВП» также никогда не давила привязка к стилю: об этом можно судить даже по количеству и качеству совместных композиций в арсенале Алексея Никонова: и электронщики «БАРТО», и легенда русского рока с претензией на легенду андеграунда Глеб Самойлов, и интеллектуальные рэперы «макулатура», и бунтари «Он Юн», и покорители девичьих сердец «ЛСП». Но московский концерт обошелся без гостей.
Приглашенные звёзды – всегда дополнительный элемент шоу, а это шоу в дополнении не нуждалось.
Песни сопровождались видеорядом, и это был, пожалуй, самый грамотный видеоряд, из всех, что мне приходилось видеть. Во-первых, он не вступал в конфликт со светом софитов. Во-вторых, не отвлекал внимание от происходящего на сцене, т.к. анимации на экране при всей сюжетности в духе театра абсурда, выступали только фоном.
Жанровое разнообразие репертуара группы выплескивалось в виртуозных гитарных соло – новых элементах аранжировки, возможно, импровизационных.

Фото: Мария Карпушева

По публике на концертах «ПТВП» невозможно судить об аудитории группы в целом. Преимущественно в клубе собрались люди, возраст которых не намного превышает возраст коллектива, и устроили невероятно горячий слэм.
Если кто-то забирался на сцену и замирал в невозможности сделать шаг в толпу с высоты, помогал Алексей Валериевич, по-отечески сталкивая ошалевших верхолазов в лаву зала.
Красавец-гитарист (первым это определение озвучил Евгений Алёхин из «макулатуры» и «ночных грузчиков») Антон «Бендер» Докучаев был более радикален, поэтому особенно разгоряченных птенцов (а парни с ирокезами чем-то их напоминали) отправлял в первый полет со сцены легким движением ноги.

Во время исполнения «Нового интернационала»  («Моя революция») публика обрела второе дыхание – огненное. Молодёжь, в которой так много непримиримого праведного гнева, беспощадно выжигающего любую плесень как во внутреннем мире, так и во внешнем, и так много энергии созидания, готова была после разрушения этого прогнившего шара построить новый – настоящий. Председатель для него уже бросался со сцены в их руки…
Песен о любви было не меньше, чем гимнов поколения. Эрос и Танатос, обутые в берцы, в обнимку орали: «Не надо ваших грязных, страшных, глупых снов.
У нас остались счастье и любовь!»
Думаю, их услышали даже иконы в Храме Христа Спасителя.

Последней специально для москвичей звучала «Империя», «самая красивая песня» по словам Алексея Никонова. Во время исполнения он обнял каждого из музыкантов.

Список песен

Концерт закончился, когда закат кровавым пламенем давно отгорел над городом.
Никаких выходов «на бис» – ровно сорок песен. А ошалевшая от первозданной энергии хаоса публика, еще долго не расходилась, назначая друг другу встречи на Болотной.
Так отметила двадцатилетний юбилей «ПТВП» Москва.
В конце хочется сказать:
«Танки», летите сто лет! Вы можете.