Рок-Завтрак: Люся Махова («Дайте Два»)

РОКВОЛНА: Как и во сколько начинается ваше обычное утро?

Позже, чем сейчас. Если есть возможность,  то буду спать от всей души, долго и яростно, потому что поздно ложусь. Я хоть и давно ходила в школу, но помню прекрасно это отвратительное ощущение, когда надо к 08:30 уже человеком быть и напрягать мозг.

«Я ОДИН РАЗ ПРОБОВАЛА СОЧИНИТЬ ПЕСНЮ О ГРУППЕ, ЕЩЁ НА ЗАРЕ КОЛЛЕКТИВА, ОНА НАЗЫВАЛАСЬ “ДЕБИЛЫ”»

РОКВОЛНА: Какие главные события за 10 лет жизни «Дайте Два» Вы могли бы выделить?

Прежде всего, то, что группа существует. Сейчас это трудно, тем более мы практически не финансируемы, но не имей сто рублей, а имей сто друзей: кто-то свет для клипа подарит, кто-то ещё что-то. Я в приятном шоке от того, что наши предстоящие концерты некоторые СМИ рекламируют бесплатно. Оказывается, нас не только кто-то знает, но ещё и уважают настолько, что могут рекламу подарить. Думаю, главное за 10 лет – это то человеческое добро, с которым я сталкивалась.

РОКВОЛНА: Как корабль назовёшь, так он и поплывёт. Как сказалось название на судьбе группы?

Я только что ответила: нам всё дают.

РОКВОЛНА: В коллективе как-то поздравляете друг друга?

Я всегда получаю подарки на День рождения группы, потому что я очень хитрая. Первый концерт у нас прошёл 20 ноября 2007 года, и это был мой День рождения, то есть мой ДР считается ДР группы. Коллегам, может и не всегда перепадает, зато я вся в подарках каждый конец ноября. Ну и друг друга поздравляем, конечно же, добрым словом и красивым подгоном.

РОКВОЛНА: «Дайте Два» – это больше уютная семья или шумная компания?

Мне кажется, что это вообще сомалийское пиратское судно. Молодец и капитан – тот, у кого более дерзкая и актуальная идея. Если штиль, исполняющий обязанности командующего – я.  Своеобразная структурированная форма анархии у нас.

РОКВОЛНА: А кто главный анархист?

Изначально мысль сделать группу от меня пошла. Наверное, есть смысл назвать двигателем меня. Но у коллег послужной список и опыт богаче моего, поэтому если какой-то совет прилетает, то я его с благодарностью принимаю. И, как правило, он работает.

РОКВОЛНА:  Если бы вы сочиняли песню о группе, какой бы она была?

Я один раз пробовала так сделать, ещё на заре коллектива, она называлась «Дебилы» (смеётся). Песня была о том, что нет звукорежиссёра. Сейчас он есть – Евгений Ласточкин, прекрасный человек с богатой трудовой биографией и задатками волшебника. Может сделать хороший концертный звук практически из ничего. Так что теперь про отсутствие звукорежиссёра ничего не получится. У нас даже техник теперь есть – Роман Стебеньков – самый мощный, профессиональный и колоритный техник в России, его видели везде, он самый крутой в своём деле! Сейчас песня была бы не «Дебилы», а «Супергеройский отряд».

РОКВОЛНА: Изменилась ли за эти 10 лет ваша целевая аудитория? И кто вообще эти люди?

Изменилась, нас практически перестали слушать алисоманы, потому что мы – не «Алиса». Но подтянулись мне подобные люди. Ищущие умы с моторчиками в пятых точках, можно сказать. Недавно я пыталась выстроить подборку пабликов, в которых  стоит рекламировать наши концерты. Решила искать таких же, как я.  «А кто я?» – задала себе вопрос. И ответила: «Я задрот с “МХК”» (смеётся). Реклама там зашла отлично!

РОКВОЛНА: Тяжело было добиться внимания аудитории? Что посоветуете молодым исполнителям?

Это до сих пор тяжело, потому что мы играем рок для тех, кто рок не слушает. Те, кто всё-таки себя переборол, послушал нас, уже и родителей, и детей своих на концерты приводят, и «жить без нас не могут». А молодым исполнителям посоветую либо сразу валить из профессии, либо быть готовыми ко всему. За эти 10 лет мне пришлось не только сочинять, петь, наряжаться и фотаться (то ради чего люди, особенно девицы идут в рок-музыканты). В жизни не всё так мило.  Несмотря на наличие директора и пиарщика,  мне приходится проделывать кучу административной работы. Организаторскую деятельность никто не отменял, а ещё рок-музыкант, который помогал снимать собственное музыкальное видео, – это человек-муравей, потому что способен поднять вес больше собственного, плюс ещё производственные подвиги из серии не поспать трое суток, быть водителем-каскадёром, успокаивать  психанувших и разруливать все нерешаемые вопросы. Был момент, на съёмках не вышедшего клипа на песню «Печень» я мыла пол, поэтому мне особенно обидно, что он не вышел.  Оператор потерял самый классный съёмочный день, где красное вино красиво разливали на пол в дорогом ресторане. По сюжету сомелье предлагает напиток капризному богатому посетителю, которого сыграл прекрасный писатель и отличный человек Сергей Спайкер. Ему подносили вино: «Вы будете вот это?» – «Не, не, не!» «Вы будете вот это?» – «Не, не, не!» И самое эксклюзивное вино, на которое разборчивый посетитель согласился было, официант наливает не в бокал, а выливает на пол, красиво уходя в «открытый ибсеновский финал». Естественно дублей было несколько. А главный полотёр клипа – это я. А вино красное. А пол белый.

«ИГРАЕШЬ РОК? СОЗВОНИМСЯ КАК-НИБУДЬ, БРАТАН, ВОДКИ ВЫПЬЕМ, БАБ СНИМЕМ!»

РОКВОЛНА: Есть такой стереотип, что если женщина играет рок, то она мужеподобная… Вы этот стереотип нарушаете?

Этот стереотип загубил мне часть молодости (смеётся).  «Играешь рок? Созвонимся как-нибудь, братан, водки выпьем, баб снимем!». Сейчас  очень много социальных рок-проектов, направленных на разрушение этого стереотипа. Например, календарь «Ladies of Rock!» пару лет назад выходил  с подачи Лусинэ Геворкян, я там была «мисс март» в красном вечернем платье в старинном кресле сидела. Ещё там были Ольга Маркес, Рита Дакота, Ирина Львова, Анна Грин, сама Лусинэ, конечно же, и все женственные и красивые. Рок с женским лицом возможен. Отрицать бессмысленно.

РОКВОЛНА: Наверное, когда женщина женственная, она больше внимания привлекает к группе, а когда мужеподобная меньше.

Возможно! Всё по-разному, сейчас мир сложен и многообразен. Я вот всё лелею надежду, может, на 20-летие группы, что у меня будет горностаевая мантия и корона. Сейчас ещё рано и нескромно – всё-таки «Тонны» клуб маленький, в Питере MOD тоже не стадион, хоть и побольше. Плюс я узнавала: нет в Москве годных горностаевых мантий. А корона, хоть и пластиковая, уже оптимистично лежит дома…

РОКВОЛНА: Константин Кинчев сказал, что не признавал женщин в роке до того, как услышал вас. Было ли у вас желание сломать стереотип о том, что женщинам в роке не место?

Честно, я даже не надеюсь сломать этот стереотип. Образ женщины, и не только в роке, вызывает неоднозначные толкования. Мне кажется, самое простое – не обращать на это внимание, как делают во многих других сферах. Женщины в спорте же есть, а там труднее, чем в роке, там нагрузки больше. В науке есть, а учёным приходится напрягать мозг больше, чем рокерам.  Мне кажется, раз есть женщины в спорте, в науке, медицине, военном деле, политике, бизнесе и космонавтике, то мы уж с роком, точно, справимся.

РОКВОЛНА: А сталкивались ли вы с сексизмом?

Я против абсолютного равенства полов. Пусть вокруг нас будут рыцари, джентльмены и так далее. Если кто-то хочет подать пальто, это вовсе не значит, что нас хотят гендерно унизить. Если и сталкивалась с проявлениями сексизма, то не заметила их, либо не запомнила.

«КТО ХОЧЕТ, ТОТ ДОБЬЁТСЯ, КТО ВЕСЕЛ, ТОТ СМЕЁТСЯ, КТО ВИСКАРИК В БАРЕ НАШЁЛ, ТОТ НАПЬЁТСЯ»

РОКВОЛНА: В одном интервью вы говорили, что на юбилей хотите шоу с гимнастами, слонами и воздушными шарами, но это всё только мечты, а что же будет на самом деле?

Гимнасты злые ребята, и нас послали (смеётся). Шла как-то мимо телевизора и услышала, как Борис Моисеев поёт: «Если ты не бальник, тогда закрой хлебальник», вот и тут так же (смеётся). Ну, как-нибудь в другой раз будут. У нас сто друзей, напоминаю, многие из которых посетят в качестве спецгостей наши концерты в Петербурге 24 ноября и в Москве 28, часть из них ещё не объявлена. Питерская жемчужина нашей короны – клавишник группы «Алиса» Дмитрий Парфёнов. Я к этому готовлюсь, как Наташа Ростова к первому балу. Дмитрий играет в одной из самых любимых моих русских групп, которая очень много для нас сделала, и дружим мы коллективами. С нашей стороны – с почтительным уважением, а с их стороны – с отеческой теплотой. Оказаться с Парфёновым на одной сцене – это будет просто праздник, он же весёлый и жаркий рок-артист, все самые смешные и эпатажные вещи на концертах «Алисы» делает именно Дмитрий: ругается матом, меняет инструменты,  орёт «Не работа! Не работа!», в песне «Рок-н-ролл это не работа». Надеюсь, что он споёт с нами песню «По не резиновой». А какую ещё? Это самая московско-петербуржская  наша композиция. В Москве вообще будет какой-то звездопад. Аня Грин к нам придёт (группа La Scala). Она наш давний друг, график ей позволяет, значит, она будет. Потом придёт Дмитрий Сокол из группы «ЙОРШ», Филипп Август из группы «Стимфония». И ещё сюрприз-гости будут, чьи имена пока нужно держать в секрете по ряду причин и при мысли о которых у меня замирает сердце от восторга.

РОКВОЛНА: Какой на ваш взгляд сейчас период переживает наша рок-музыка?

Броуновское движение. Кто хочет, тот добьётся, кто весел, тот смеётся, кто вискарик в баре нашёл, тот напьётся. Кто-то пытается вызвать у слушателя вину, кто-то любит фотографироваться без трусов, кто-то действительно занят музыкой, кто-то за права людей берется. Мы из тех, кто занят музыкой: раздеваться нам холодно – зима на дворе, одеваться надо, ждём мантию. Борются пусть борцы, пьют пьющие, вину вызывают спекулянты на человеческих чувствах. Наша задача — играть красиво и радовать качеством.

(Смотрит на фотографию на стене: «Мне показалось, что это Дмитрий Парфёнов, а это полный зал где-нибудь в «Юбилейном», но нет, мужик с длинной сигаретой в поле. Жалко. Но всё равно красиво. И совсем без мантии, как же?)

РОКВОЛНА: Есть в планах проведение ещё одного (а может, и не одного) благотворительного концерта?

Конечно, есть! Мне понравилось. Я вообще до этого относилась к благотворительности с настороженностью. Если кто-то из друзей в беде, то я ближайший гонорар от концерта отдам ему, если нужно что-то, что можно купить за деньги. И абсолютно это никогда не афишировалось. Я сейчас впервые об этом говорю с прессой. Мне казалось, что благотворительность – дело интимное, а публичные благотворительные акции чёрным пиаром каким-то попахивают. А тут я выступала одним из тех честных имён, под которые собирали деньги. Естественно мне в соцсети прилетало, что я граблю мальчика. В итоге мы помогли собрать внушительную сумму. Мама Лёни благодарна нам.  Ещё это была не только финансовая помощь ребёнку, но и моральная, он очень обрадовался, что люди пришли, что аплодировали ему, говорили, что он молодец и боец. Он был рад, и маме его понравилось. А мне казалось, что это какая-то лишняя суета, что ребёночек болеет, и ему это вообще всё не нужно. Но оказалось наоборот. Я приятно удивлена.

РОКВОЛНА: Вы говорили, что посещали много концертов зарубежных групп, в чём принципиальное отличие их выступлений от выступлений наших артистов?

Принято говорить о том, что у нас больше нездорового экспромта. А я против нездорового экспромта. Для меня идеальным примером является концерт Nine Inch Nails , который я видела в 14-м году в Хельсинки. Там всё было сделано идеально! Даже с какой ноги сейчас пойдёт техник менять Резнору микрофон, было решено и прописано в сценарии, наверное. Я люблю вот настолько идеально подготовленные штуки. Концерт Мадонны, который мог бы пройти без Мадонны, мне тоже очень понравился. Единственное по-фронтменски обидно было, что не она там главная, потому что звук великолепный, музыканты великолепные, танцоры великолепные, костюмы тоже, свет – всё правильно, и даже сама Мадонна молодец, но если бы её заменили на Бритни Спирс, я, наверное, что-то бы поняла, но не сразу. Я голограмму Джастина Тимберлейка, хотя была трезвая, как стекло, на этом концерте, приняла за настоящего.  В России больше фронтмен на себе тащит, как правило. А я за то, чтобы каждый участник команды имел свой звездный час на сцене. Это интереснее смотреть из зала.

РОКВОЛНА: Вы считаете себя меломаном, наверное?

Когда люди садятся, даже близкие друзья, ко мне в машину и слушают мой плей-лист, почти всегда задают вопрос: «Откуда это? Откуда ты вообще это знаешь?» Очень много музыки слушаю в поисках того самого идеального, оно везде есть, но процентное соотношение для каждого человека своё. Для меня  идеал — это коктейль из джаза, рока, качественной народной музыки с разных континентов,  рэпа, не отечественного по большей части, танцевальная музыка тоже есть хорошая. Я в молодости с высоты рокерского менталитета, зажимая Am на акустической гитаре, говорила что «тыц-тыц» — не круто, пока на концерт Chimical Brothers не сходила.

РОКВОЛНА: На этих концертах вы учитесь или отдыхаете?

Я туда учиться хожу, конечно, не только угореть. И для этого мне нужно сидячее место, потому что оттуда не только лучше слышно, но ещё и лучше видно. Был период активный, лет 10 назад, когда я решала, что такое будет «Дайте Два», ходила на все концерты с блокнотиком, сидела и записывала, что мне нравится. Могла нотами зацарапать бас-партию понравившуюся, могла зафиксировать письменно, что тут мне приглянулось, как Джонатан Дэвис на пяточке крутанулся, например.

РОКВОЛНА: Ребята поддерживают ваши идеи, или как вы сказали, так и будет?

У нас хоть страна светская и гражданская, но в последнее время я замечаю сдвиг ближе к Азии, чем к Европе, поэтому… Во-первых, мужиков полагается слушаться, а во-вторых, в конце концов,  я так долго была единственной движущей силой в группе, что сейчас, если  можно за мужские спины спрятаться, я буду это делать, а они пусть героически на амбразуры кидаются. На самом деле в «Дайте Два» действует коллективный разум, очень приятно, что не приходится спорить вообще, потому что со всеми коллегами у меня есть точки пересечения и пути выработки решений, которые бы всех нас устроили.

«У МЕНЯ БЫЛО БЫ СЕМЬ ЖЁЛТЫХ КОПЫТ, И ЗВАЛИ БЫ МЕНЯ ГЕННАДИЙ»

РОКВОЛНА: Как музыка изменила Вашу жизнь? Кем бы вы были, если бы не заинтересовались музыкой?

Я даже не знаю. Была бы единорогом или горшком с бегонией. Родилась бы где-нибудь в другом месте, у меня было бы семь желтых копыт, и звали бы меня Геннадий, или как-нибудь по-марсиански. Музыка настолько рано пришла в мою жизнь, что не оставила выбора. Она сама меня нашла, взяла за горло и сказала: «Давай!». Альтернативы не рассматривались. Лет в 5 был короткий момент, когда я вдруг поняла, что не хочу никакой музыки, а хочу сидеть в белой рубашке с галстуком в центре управления полётами. Как в фильмах, когда мир спасают, эта галстучная братва начинает плясать. Я хотела помогать спасать мир, чтобы со всеми плясать в офисе перед большим экраном. Или хотя бы полететь в космос, чтобы спасать мир оттуда. Но это быстро прошло.  А ещё в какой-то момент в позднеподростковые годы очень хотелось поехать с миссией Красного Креста по горячим точкам, чтобы собирать материалы для кандидатской диссертации на тему перевода речи людей, которые находится в состоянии измененного сознания, болевого шока и так далее. Неудержимо тянуло помогать разбирать завалы в катастрофах, оказывать помощь заложникам, переводить переговорщиков, но семья сказала: «Стоп! Нет!» На ближний восток спасать гражданское население и на Мальдивы ураган останавливать не пустили. Наверно, единственный раз, когда мне что-то ультимативно запретили. Но в этом есть логика, я – единственный ребёнок в семье, имеют право. Из оставшихся опций самое интересное – это рок-музыка. Заниматься теорией перевода (я по немузыкальному образованию теоретик перевода, специалист в области лингвистики и межкультурной коммуникации) это совершенно не моё. Отвлекаться иногда на это можно, это интересно, как хобби, заниматься всю жизнь – нет.

РОКВОЛНА: На английском языке сложно слушать песни? Ведь не все тексты особо блещут каким-то содержанием.

Смотря что! Например, я очень-очень люблю группу Korn, но стараюсь не вслушиваться в их тексты, потому что иногда даже обидно, настолько там пусто. А вот Limp Bizkit, может быть, проще в музыкальном плане, но гораздо интереснее по содержанию. Фред понятно все озвучивает, это легко воспринимается на слух. У него очень интересные литературные приёмы, метафоры, анжабеманы, он поэт.

РОКВОЛНА: Кстати о Limp Bizkit. У них довольно много песен с нецензурной лексикой. Обязательно ли рок должен быть таким? 

Из песни слов не выкинешь, но есть литературные нормы. Тем более, я хочу расширить целевую аудиторию и сделать так, чтобы любой человек из наших слушателей мог укладывать своего ребенка спать под эти песни, или поставить старенькой бабушке, встряхнуть её немножко. Всё-таки с матом это будет не так удобно. Даже в песне «Веселиться», в одной из черновых версий, фигурировало слово «говно», которое не является матом, но мы с коллегами посоветовались и решили оказаться «в белоснежных мундирах», слово заменили.  Песня танцевальная, а танцевать могут и дети, и старики, которых надо щадить, беречь, любить и уважать – это всё-таки наше будущее и наши традиции. Но с другой стороны, лингвист на мат смотрит, как доктор на пациента. А ещё я за здоровые эвфемизмы! Идею, даже самую смелую, можно донести в такой формулировке, что любой ханжа с ней согласится.

РОКВОЛНА: В какое время суток к вам чаще приходит вдохновение?

В нужное. У меня очень жёсткие отношения с Музой. С детства решила себя натаскивать на то, чтобы её услугами не пользоваться. Пришла – хорошо. Лет в 15 я назначила себе норму – хотя бы 3 песни в месяц. Когда мне, или кому-то на заказ нужна новая песня, я сажусь и сочиняю её.

РОКВОЛНА: Что Вы пожелаете нашим читателям?

«Главное – здоровье, остальное за деньги купим» – говорила моя прабабушка.  Здоровья крепкого, обязательно чувства юмора и умения забыть обо всём на пять минут и от души посмеяться – без этого в нынешнем постапокалипсисе трудно. Женщинам – самых приятных проявлений сексизма по отношению к ним, мужчинам –  побеждать и быть джентльменами. И всем хорошо встретить Новый год! Ещё желаю, чтобы у каждого было столько времени и денег, чтобы могли прийти на наши концерты. И не бойтесь ошибаться, потому что ошибся, ошибся, а потом р-р-р-раз, и научился.

РОКВОЛНА: А что вы пожелаете себе через 10 лет?

Чтобы  вокруг была толпа дженльменов-победителей, размер одежды был маленьким, а размер кошелька огромным. Чтобы обязательно была горностаевая мантия. А ещё через 10 лет мы обязаны собрать «Олимпийский»!

 

 

Текст: Анастасия Малахова (Nastia Machine) и Lubov Robitaille
Фото: Lubov Robitaille 

You might also like More from author

Leave A Reply

Your email address will not be published.

X