Рок-Завтрак: Ива Нова

«Если говорить в целом о рок-сцене, то, конечно, мужчины занимают главенствующую позицию. Но никто не задается целью потеснить другого! Основная задача состоит в том, чтобы находиться на своем месте и заниматься тем, что у тебя прекрасно получается, что тебе нравится» — группа ИВА НОВА о своем особенном стиле, творческом процессе,  поклонниках и планах на будущее

 

ORW: Добрый день! Сегодня завершается ваш небольшой тур по России. Расскажите, пожалуйста, как он прошел, нравится ли вам выступать в нашей стране или же вы больше ориентируетесь на европейскую сцену?

Анастасия: Мы любим выступать везде, нам повсюду интересно. Это совершенно не зависит от города или страны – на каждом концерте происходит своя особенная магия. Или не происходит. Все индивидуально, играют роль люди. В Ярославле прошел чудесный концерт, много зрителей пришло нас послушать. Мы очень любим этот город и стараемся чаще туда приезжать. Постоянно не получается, конечно, но там очень здорово. Иваново мы еще приручаем – он пока неоднозначный город. Все пришедшие прекрасны, но…

Галина: Там хочется больше зрителей, конечно.

Анастасия: Ну а что будет сегодня в Москве, мы посмотрим, потому что когда мы последний раз играли здесь 8 марта, у нас был чудеснейший концерт.

ORW: А в Минске в прошлом месяце?

Анастасия: Ох, Минск был великолепен! Туда мы тоже редко приезжаем. Площадка, в которой мы выступали, была весьма неформальной. Это был не клуб, а…

Наталия: Столовая.

Екатерина: Завод.

Галина: Бывший гладильный цех…

Анастасия: Это колоритно, интересно, странно – андерграундно. И публика собралась под стать…

ORW: Насколько близок вам такой андерграундный стиль, любите ли вы квартирники?

Екатерина: Для квартирников мы очень громкие — туда нужна акустическая гитара.

Анастасия: Скажем так, камерные концерты – вот то, что нам нравится. Но слово «камерный» не означает «по-домашнему». Можно сыграть камерное выступление, подключив все оборудование. В Ярославле, можно сказать, у нас был камерный концерт – там сцена крошечная, и мы были очень близко к зрителям. Камерность заключается именно в этом — когда ты можешь дотянуться рукой до людей вокруг.

Екатерина: Сегодня в China Town  будет камерный концерт.

Галина: Но также мы очень любим фестивали, когда большая сцена, тысячи зрителей…

Анастасия: Нравится работать по-разному.

ORW: О стиле вашей музыки уже сказано многое, поэтому хотелось бы обсудить визуальный образ ИВА НОВА. Вы используете сочетания ярких цветов, природную тему, весенне-летнюю атмосферу в своей эстетике. Расскажите, как разрабатывался имидж группы и ее участниц, откуда брались идеи?

Наталия: На самом деле, наш имидж пытались разработать еще лет пятнадцать назад. К нам подошли после концерта и сказали: «Мы хотели бы заняться вашими образами, только нужно встать на каблуки, немного оголиться, сделать другие прически…» Мы от этого отказались.

Анастасия: Долгое время имидж ИВА НОВА был делом наших рук. Ну а  так как мы музыканты, он был  своеобразным: мы одевались достаточно интуитивно и максимум, что могли обсудить – это цвет: «Ну, давайте возьмем красный, зеленый, красно-черный…». Поэтому со стилем все было всегда специфично. Но нам повезло: больше года назад мы познакомились с Анис Кронидовой – дизайнером и театральным костюмером. Она работает с театром АХЕ и другими площадками в Санкт-Петербурге. Мы дружим с АХЕ, там мы и познакомились с Анис. И обратились к ней за помощью.

Екатерина: И уже она стала разрабатывать идеи.

Анастасия: Да, придумывала концепцию наших костюмов.

 ORW: Так, и в чем заключается эта концепция?

Екатерина: В наших образах появились детали, интересные атрибуты. Мы всегда хотели, чтобы наш стиль был слегка авангардным, присутствовал кубизм, асимметрия…

Анастасия: По сути, эклектика. Хотелось, чтобы были цвета, свойственные нам, те, что мы использовали раньше. У нас всегда есть черный, потому что в творчестве ИВА НОВА есть элементы рока, ну и это очень благородный цвет. Но он постоянно идет в сочетании с другими.

Екатерина: Оранжевый, красный, серый..  Появились подтяжки, резинки, неожиданно – кружева, нашитые на футболку…

Галина: Добавилось много аксессуаров.

Анастасия: Сочетание несочетаемого.

Екатерина:…И многослойность.

Анастасия: В принципе, такая эклектичность отражает нашу музыку. Стиль мы обсуждали с Анис, рассказывали, что хочется все перемешать, но мы не знаем как. Она выслушала и предложила свои идеи.

ORW: Для каждой было придумано что-то индивидуальное?

Наталия: У нас троих, кроме Кати, одинаковые размеры, поэтому мы  мерили разную одежду и смотрели, кому что будет идти больше.

Анастасия: То есть, у каждой получился свой образ, но есть элементы, которые объединяют нас всех.

  ORW: Вам комфортно в сценическом имидже?

Анастасия: Очень комфортно, и теперь мы сами со стороны увидели, что появился определенный внешний образ. Еще есть куда стремиться и развиваться. Но мы поняли, что этим должен заниматься профессионал!

 ORW: Во время работы над альбомом «КРУТИЛА ПИЛА» вы, в отсутствие электрогитары, использовали разнообразные семплы и многое другое. Каким был самый необычный предмет, который вы применили для записи в то время?

Екатерина: Обычные чайники и ванна с водой, полиэтиленовые пакеты – все, что шумело и бренчало, шло в дело.

Анастасия: В альбоме есть композиция «Вальс оглохших под мостами», где собраны всевозможные нестандартные звуки. Мы даже просили наших друзей, других музыкантов что-нибудь записать – шумы, треск…

Наталия: На готовую композицию добавили необычные звуки.

Екатерина: Были и шланги, детские игрушки, скрипучая кровать… Большинство нестандартных звуков, которые можно «взять с собой», мы и на концертах используем. Конечно, ванну, чайник и кровать не принесешь, но какие-то мелочи – обязательно.

ORW: Как вы их находили?

Анастасия: Эмпирическим путем – брали и стучали.

Екатерина: Да, выбрасываешь стиральную машину, но перед этим ее нужно разобрать. Там много деталей; постучал – о, звучит, выглядит красиво, эффектно. И так она становилась частью композиции.

  ORW:Расскажите более подробно о работе с австрийским продюсером Ричардом Дойчем. Какую роль его участие сыграло в вашем творческом движении?

Екатерина: Во-первых, с ним было просто очень хорошо работать. Он мягкий и приятный человек, поэтому не было своеобразного «мерзляка» при записи альбома. Он часто присутствует, потому что это – ответственное дело. У него действительно было свое видение процесса, и он добавил много новых звуков.

Анастасия: Он полностью участвовал в работе, а не просто нажимал кнопку «запись», «вкл.» и «выкл.». Подбадривал, рассуждал. Когда он начал сведение, мы приходили слушать. Ричард добавлял новую обработку к песням, применял разнообразные музыкальные эффекты, показывал, какие можно использовать варианты, чтобы композиция зазвучала по-особенному. Мы говорили ему: «Ричард, давай радикальнее! Можешь экспериментировать!» Он привнес очень многое в этот альбом. Он выполнил ту часть работы, о которой мы толком даже не имеем представления. Цифровая обработка музыки – в этом плане Ричард волшебник, делает все очень здорово.

Наталия:  Например, он говорит: «Девчонки, в этой песне нужно что-нибудь выкрикнуть!». И мы думаем: «Что же нам прокричать?» Думали-думали и в итоге решили, что пусть здесь будет слово «дура». И это стало названием песни.

Анастасия: Точно, это же Ричард предложил.

Наталия: Причем в тексте слова «дура» не встречалось: она была о девушке, которая ждет свою любовь и никак не может дождаться. Вот мы и решили, почему бы слово «дура» не выкрикнуть?

Анастасия: Или вот еще: мы хотели внести в одну из песен каких-нибудь разухабистых энергичных криков, визга, и для этого бегали вокруг микрофона, что-то импровизированное кричали. А Ричард предложил добавить туда напряженный звуковой фон.

 ORW: Как вы считаете – это сотрудничество было разовым или же вы планируете вновь объединить силы?

Екатерина: Думаем над этим. Может быть, если еще кого-нибудь не найдем. Дело в том, что он уже вернулся в Австрию.

Анастасия: Мы записали альбом, когда он еще жил в Санкт-Петербурге, и буквально через полгода Ричард уехал.

Екатерина: Если не встретится другой интересный вариант здесь, то можно и его выписать. Просто нам нравятся еще несколько человек в России, которые занимаются звукозаписью.

Анастасия: Мы любим экспериментировать и  работать с новыми людьми. Да, у нас есть несколько идей.  Если ничего не получится, то мы хотя бы знаем точно, что с Ричардом нам понравится результат.

ORW: Как вы считаете, работа с европейским продюсером отличается от сотрудничества с российским?

Наталия: Это зависит от человека.

Екатерина: Не очень отличается. Возможно, европейский продюсер более опытный. Советское время «съело» развитие рок-культуры. У них лучше развито техническое оборудование, музыка шагнула вперед…

Наталья: Более широкий кругозор.

Анастасия: С Ричардом я почувствовала разницу в именно музыкальном вкусе – он в принципе вырос на другой  музыке, на другом звуке. Музыкальный мир иной.

Екатерина: В Европе просто другой опыт.

ORW: У группы ИВА НОВА «в джазе только девушки» и так было всегда. Есть ли какие-то отличия, может быть, сложности, когда ты работаешь в исключительно женском коллективе?

Анастасия: Поработав в разных группах, в том числе, мужских, мы твердо убедились в том, что трудности и проблемы похожи –они не зависят от гендерной принадлежности,

Наталия: А по мнению мужчин, с которыми мы сотрудничаем во время записи и на выступлениях, работать с нами намного комфортнее, спокойнее.

Галина: На самом деле, наш коллектив очень дисциплинированный!

Анастасия: Для меня самым большим отличием работы в женской группе стала душевная составляющая. С ребятами иначе: они держат все в себе и копят переживания до последнего, а потом взрываются, выплескивают эмоции наружу. Честно говоря, у таких команд сильное внутреннее напряжение, и поэтому происходит много скандалов. Бытует мнение, что в женском коллективе больше интриг, но это совсем не так!

В группе ИВА НОВА только четыре девушки, поэтому проблем в общении друг с другом практически нет. В первую очередь, мы стараемся все вопросы решить в кругу группы, и никто не выносит их на всеобщее обозрение. Внутреннее состояние каждой участницы влияет на команду  в целом. Нам очень важно, чтобы все было гармонично, чтобы мы были счастливы. Это создает здоровую обстановку в коллективе.

Наталия: Если кому-то плохо, то это отражается на творческом процессе. В качестве примера можно привести опоздания на репетиции! (смеются).

ORW: Каково вообще женщине существовать в мире музыки, в рок-среде? Как вы считаете, они смогут ещё больше потеснить мужчин на этом поприще?

Анастасия: Если говорить в целом о рок-сцене, то, конечно, мужчины занимают главенствующую позицию. Но никто не задается целью потеснить другого! Основная задача состоит в том, чтобы находиться на своем месте и заниматься тем, что у тебя прекрасно получается, что тебе нравится. Если человек уходит, то это происходит лишь потому, что он понимает — пришло время что-то менять, ведь дело его больше не интересует.

Разумеется, сейчас нам легко рассуждать об этом, ведь мы вращаемся в музыкальной среде уже много лет. И мысль о том, стоит ли девушке заниматься музыкой или нет, кажется непривычной. Никогда не представляла себе деление работы и творчества по половому признаку.

Наталия: Конечно же, в этой индустрии мы сталкиваемся с диаметрально противоположными точками зрения.

Анастасия: Иногда мы слышим фразы «я бы никогда не связался с женской группой» или «я не хочу быть директором женского коллектива». Но после личного знакомства и сотрудничества мнение может поменяться.

Для России женская рок-группа – это большая редкость. Именно поэтому люди зачастую не понимают, как воспринимать такой коллектив.

Екатерина: Даже в Европе можно встретить предвзятое отношение! Но, конечно, гораздо реже, чем здесь.

ORW: У вас большой опыт выступления на европейской сцене, и скоро вы отправляетесь новый тур за границу. Как принимает иностранная публика ваш этно-экстрим, насколько такая музыка им понятна?

Анастасия: Главная их черта – это любопытство. Кстати, в Европе нет большой разницы между провинцией и крупным городом, поэтому практически везде можно найти хороший клуб с качественным звуком. И музыканты могут приехать в деревушку и отлично выступить, собрав целую площадку. А публика всегда открыта, ей интересны разнообразные музыкальные коллективы, и это ценно.

ORW: А что касается непосредственно музыки? У вас же, например, есть аккордеон.

Анастасия: Аккордеон  распространен во Франции, в Германии… Местного зрителя гораздо больше интересует то, что мы женская русская группа.

Екатерина: Мы постоянно стараемся удивить публику разнообразными фантазиями с музыкальными инструментами: где-то мы используем ложки, где-то  — поварёшки и многое другое.

Наталия: Соло на ложках всегда производит фурор!

Анастасия: Может быть, нам следует попробовать сыграть на вилках?! Или на ножах? (смеются)        

ORW: Кто же ваша аудитория? Общаетесь ли вы с вашими поклонниками за пределами концертных площадок?

Анастасия: Общение с ними – очень важная часть развития группы. Многие любители творчества ИВА НОВА потом становятся нашими друзьями.

Мы организуем совместные поездки с поклонниками в различные города на наши концерты — как на территории России, так и за ее пределами. Это очень интересный опыт.

Галина: В планах на будущее – фестиваль в Финляндии. И мы снова хотим отправиться в эту страну в компании с нашими зрителями.

Анастасия: Такие поездки весьма продуктивны, помогают сблизиться, ведь мы узнаем друг друга лучше. После них люди даже женились!

Наталия: Очень часто поклонники приезжают из других городов и даже стран только для того, чтобы отправиться с нами в тур.

Анастасия: Например, в составе нашей «команды» во время недавнего путешествия в Минск были ребята из Москвы, Пскова, а один пожилой мужчина  даже приехал из Хельсинки!

ORW: Удивительный опыт! Получается, что у вас весьма разновозрастная публика?

Анастасия: Подростков в качестве слушателей у нас практически нет. Мы привлекаем более взрослую аудиторию, ее возраст — примерно от двадцати пяти до пятидесяти лет.

Галина: Это люди «в поиске», и они безумно интересны как личности. В первую очередь, это думающая аудитория. Раньше я играла в блюзовом коллективе, и теперь вижу как много противоположностей у поклонников разных музыкальных жанров. Это выражается в целях, в жизненных ориентирах.

ORW: С момента выхода вашего последнего альбома «КРУТИЛА ПИЛА» прошло больше двух лет. Легко ли у вас идёт творческий процесс, есть ли уже какие-нибудь наработки или же пока другие планы?

Анастасия: Как раз сейчас мы работаем над новым материалом. Исторически складывается, что каждый альбом ИВА НОВА выходит раз в четыре года. В 2018 году планируем представить на суд публике следующую запись.

Наталия: Сейчас мы хотим уделить внимание внедрению новых музыкальных инструментов для того, чтобы композиции звучали еще ярче.

ORW: Вы планируете развивать прежние идеи или это будет что-то совершенно новое? Гитара, например, появится?

Екатерина: Возвращать гитару мы пока не будем. Как-то у нас был интересный опыт с использованием духовых и струнных инструментов. Возможно, в новом альбоме вы услышите их вновь. Могу сказать, что он будет сильно отличаться от четырех предыдущих записей как и в музыкальном плане, так и по содержанию.

Анастасия: Недавно на концерте мы исполнили нашу новую песню «Сон». После выступления к нам подходили зрители и говорили, что песня удивительная и здорово отличается от другого материала. Она скорее в стиле этно-идастриал.

ORW: Что вы бы хотели пожелать нашему изданию и поклонникам группы ИВА НОВА?

Анастасия: Мы всегда желаем, чтобы люди постоянно открывали для себя что-то новое, не теряли любопытство и, конечно же, вдохновлялись! Посещайте фестивали, ведь там всегда можно подчерпнуть новые идеи.  Путешествуйте, чтобы не «закисать»!

 

Текст: Евгения Грибкова

Фото: Мария Смоляр

Leave A Reply

Your email address will not be published.

X