Рок-завтрак #23: HardBalls

Эти ребята не только не хотят быть ни на кого похожими, они действительно индивидуальны. Они не только говорят, что сочетают в своей музыке разные стили, а реально делают это.  HardBalls – одна из немногих российских групп, играющих alternative rock и metal и сочетающая качественный тяжёлый звук с глубокими текстами.

Зимой команда выпустила второй студийный альбом «На тёмной стороне меня». В преддверии московской презентации пластинки мы пообщались с

Евгением Колчиным – вокалистом,
Александром Юдиным – гитаристом,
Антоном Будариным – директором команды.

«ГДЕ ТРЕТЬЯ РУКА, ЧТОБЫ СЫГРАТЬ ЭТО?»

РОКВОЛНА: Как изменилась группа HardBalls с выхода дебютного альбома?

Саша: Как минимум, мы записываем не всё, что придумали, а то, что действительно интересно. Было достаточно много идей  для нового альбома, но мы выпустили только лучшее. Сейчас начали писать третий, и подход к нему другой. Например, по сравнению с дебютной работой в корне изменился звук.

Женя: Мы начинали как heavy-metal группа, потому что больше ничего не умели. А потом стали смешивать стили, добавлять то, что нам хочется.

Саша: Музыка у нас разноплановая, мы стараемся не загонять себя ни в какие рамки.

Женя: Над альбомом («На тёмной стороне меня») мы начали работать ещё два года назад и большую часть музыки записали уже тогда.

Саша: Потом вносили коррективы. Не было такого, чтобы мы записали песню два года назад и всё так оставляли, всегда что-то дописывали. На момент выхода альбома, материал мне нравился, но проходит время, и я понимаю, что мог бы сделать намного лучше. Но альбом выходит, потому что нельзя сказать: «Ребят, ещё два года подождите, мы его немного доработаем».

Женя: Мы развиваемся, поэтому  песня в момент её создания достаточно сильно отличается от конечного варианта.

РОКВОЛНА: Женя, когда выходил альбом, ты говорил, что устал от него, потому что сводил сам. Расскажи о своих впечатлениях теперь.

Женя: Какое-то время я его вообще не слушал, что бы отдохнуть от этих песен, а теперь, когда я исполняю наши композиции, мне всё очень нравится. Такую музыку я бы слушал, даже если бы она была не моя.

РОКВОЛНА: С чего началось создание «На тёмной стороне меня»?

Саша: Создание альбома началось с наших музыкальных набросков. Часть альбома создана мной, часть – Женей, часть идей Влада (Владислав Васильченко – бас-гитарист группы – прим. ред.). Все принимали участие, мы никого не ограничивали в творческой инициативе.

Женя: У нас сложился хороший коллектив – каждый может писать. У каждого из нас своё видение, и это расширяет общие стилевые границы группы. Если  я придумываю песню, то пишу её по-своему, а Саша может сказать: «Здесь можно и  по-другому». Я бы до такого даже не додумался. В итоге берём и объединяем идеи. Дальше Андрюха (Андрей Шестаков – барабанщик группы – прим. ред.) говорит: «Что вы ритм какой-то дурацкий написали? Давайте прокачаем!» У нас нет такого, как во многих группах, например: гитарист записал барабанные партии, а потом барабанщик думает, где третья рука, чтобы сыграть это.

РОКВОЛНА: Есть ли в названии альбома скрытый смысл?

Саша: Давай, Жень, раскрой свою душу.

Женя: Мы не хотели сказать, что тёмная сторона символизирует зло, дьявольщину. Просто имели в виду скрытую сторону, у каждого человека она есть. Он её не показывает никому, или открывает только определённым людям. Вот, наверное, и есть весь скрытый смысл.

РОКВОЛНА: Женя, ты всегда говоришь, что устал от метафор, но у тебя их много в текстах. Что ты скажешь в своё оправдание?

Женя: Я устал от определённых метафор. Одинаковые образы, одинаковые слова. Вот, у всех есть песни о любви. Наверное, у дэт-металлистов нет, если только про любовь к смерти. У нас песня о любви тоже есть. Это вечная тема, которая интересна многим людям. Но я старался рассказать об этом другими словами. Такой метафоры – «нить печали» не было ни у кого, верно? Её придумал я! (смеётся).

РОКВОЛНА: Опрос в вашем паблике во «ВКонтакте» показывает, что людям больше всего нравится именно песня «Нить печали». Расскажите о ней.

Антон: Она нравится не только людям, но и радиостанциям. Кстати, я Женю по этой песне тоже много пытал: «О ком ты думал, когда писал её?» Не рассказывает.

Саша: Это тёмная сторона его (смеётся).

Женя: Песня о любви, естественно. Мы пытались сделать её мелодичной, чтобы не было жести. Она тоже метафоричная – создается образ печали. О чём человек думает, когда грустит? Дождь, пасмурное утро или ночь. Я себе это тоже представлял и пытался нарисовать картину, думал, как передать нужное настроение людям. Кстати, мне очень нравится, как Саша там сыграл соло, очень хорошо подчеркнул эмоции, что я пытался передать.

Саша: Соло я писал такое, чтобы оно было понятное и несложное.

Женя: Многие говорят, что песня хит, но я не думал об этом, когда её сочинял, просто это шло от души.

РОКВОЛНА: Почему при записи воспользовались исключительно своими силами, а не пригласили кого-то из музыкантов? Это могло поспособствовать продвижению альбома.

Женя: Мы думали об этом, а потом передумали. Зачем это нужно?

Антон: Договориться не так просто. Нужно согласовывать графики, и ещё тысяча разных нюансов. Будет ли в этом смысл?

Женя: Было желание записать что-то с группой MULTIVERSE, это команда Никиты Преснякова. Мы давно знакомы, он сильный вокалист, и стиль его группы нам очень близок, но решили эту идею пока отложить на будущее.

Саша: Не можем найти того, кто бы потянул (смеётся).

Женя: Мне нравится, как поёт Кирилл Бабиев (группа ТАйМСКВЕР – прим. ред.), но мы не знакомы.

Саша: С Нуки можно.

Женя: Она с нами не стала бы записываться – ей это вряд ли интересно.

Антон: Это вопрос взаимной выгоды. Топовым исполнителям не интересны малоизвестные группы.

РОКВОЛНА: Возможно, что мы услышим сольное исполнение остальных участников группы?

Женя: Ты сейчас на Влада намекаешь? Он пишет три песни полуакустические, может быть, когда-нибудь закончит (смеётся).

Саша: Возможно, я буду петь…

Женя: У нас все поющие, даже директор, поэтому ответ: вполне возможно.

РОКВОЛНА: При записи альбома кто больше всех «косячил» или вы все молодцы?

Женя: Это провокационный вопрос (смеётся).

Саша: Все молодцы, но всё равно «косячили», не без этого.

Женя: Были косяки у каждого, мы старались их вычищать. У кого-то больше, у кого-то меньше.

Саша: Я бы раньше не обратил внимания на какие-то моменты, а сейчас, слушая старый материал, могу сказать, что косяки там есть.

РОКВОЛНА: При создании песен все темы жизненные или книги и фильмы тоже вдохновляют?

Женя: Пожалуй, фильмы я никакие не использовал. Все тексты навеяны внутренним состоянием,  от происходящего в жизни. Начинаешь ассоциировать позитивные или негативные эмоции, и рождаются строки. Тем для песен очень много, не нужно для этого брать сюжет книги или фильма, достаточно просто вокруг себя посмотреть. Может быть, у меня есть что-то из книг, но я не пытался описать в песне сюжет какой-то книги целиком.

Расскажу, как появилась песня «На темной стороне меня». Я как музыкант очень часто появляюсь  на публике. Некоторые мои слушатели считают, что я очень добрый, например. Кто-то считает, что я зазнавшийся. Люди ставят на мне клеймо: «ты няша» или «ты негодяй». Эта песня говорит о том, что человек разный. Вы видите меня с одной стороны, может быть, потому что я хочу, чтобы вы так меня видели, а другим людям, я показываю иную сторону, но для вас это будет тёмная сторона, в которую вы даже не верите.

«А ТАК БЫЛА БЫ ПОЛНАЯ @ОПА»

РОКВОЛНА: Вы уже выступили во многих городах. Расскажите, как вас принимает публика.

Женя: Публика круто принимает. Рвут на нас одежду (смеётся). Кричат: «Давай ещё!» Подпевают, кто знает слова, кто не знает тоже пытается.

Саша: Поездили мы по городам с сольными концертами и эти выступления самые крутые. Здорово, когда люди приходят именно на тебя.

Антон: На фестах много народу, может, о тебе даже не слышали. Все ждут хэдлайнеров.

Саша: Во многих городах мы были впервые. Можно было ожидать всякого, в том числе и отсутствия людей, но не было пустых залов, это очень здорово.

РОКВОЛНА: Вам во «ВКонтакте» пишут, в каких городах хотят вас видеть, вы прислушиваетесь к мнению фанатов?

Антон: Да. Стараемся. Но очень много людей из небольших городов, где просто негде проводить концерты подобного формата, поэтому охватить их мы пока не можем.

Саша: Опять же, при составлении гастрольного графика учитываем, чтобы города были рядом.

Женя: Хотим за Урал махнуть всё-таки.

Антон: Надо обязательно, но туда можно попасть только самолётом, поэтому дорога достаточно дорогая.

Саша: А ещё благодаря нашим авиалиниям за свои гитары нужно платить. Место ей оплачиваешь, ставишь рядышком. Это одна из главных проблем, потому что сдавать в багаж опасно, могут сломать.

РОКВОЛНА: Вы продолжаете в турах снимать видео? Нам ждать новых HardBlog’ов?

Все в один голос: Да-а!

Антон: Мы снимаем много видео, как вне концертов, так и на выступлениях.

Женя: У нас главный блоггер – Влад. Весь материал сейчас у него, он его обрабатывает. Блоги будут!

РОКВОЛНА: Ура! Потому что это реально весело.

Женя: Здорово!

Саша: Рады, что вам нравится, Влад старается, спасибо ему.

РОКВОЛНА: Влад сам взял на себя эту инициативу? Чья была идея?

Саша: Мы его заставили (смеётся).

Женя: Первый блог делал я, а потом Влад купил себе GoPro и начал снимать.

Саша: Влад – парень весёлый, любит смотреть блоггеров, засыпает под YouTube. Это его стезя.

РОКВОЛНА: В туры вы очень часто ездите на машине…

Женя: Всегда!

Саша: Любители комфорта.

РОКВОЛНА: За время поездки друг от друга не устаете? Иногда ехать, всё-таки, немало.

Антон: Да, очень немало. Вот в последнем туре мы 5 дней в дороге провели.

Женя: Мы меняемся. Того, кто надоедает, пересаживаем в другую машину (смеётся).

Саша: На самом деле, всё бесконфликтно, нормально.

Антон: Мы люди взрослые, адекватные, поэтому всегда есть о чём поговорить или о чём помолчать. Бывает, едешь – тишина в машине. Ничего страшного.

Саша: Не устали друг от друга, а наоборот ещё лучше друг друга узнали.

РОКВОЛНА: На машине нравится ездить или лучше бы на поезде, на самолете?

Антон: Здесь вопрос комфорта. На самолете проще. Утром встал, сел, приехал, играешь. А здесь  мы приезжаем, едем заселяться, чуть-чуть приходим в чувства, и сразу с колес на сцену. Физически тяжело. Проще на самолёте, на автобусе. Но это пока не совсем целесообразно.

Женя: С другой стороны, мы очень мобильны: не нуждаемся в такси, не ждём, когда нас организаторы заберут. Просто едем, куда нам нужно. Захотели поесть – поехали, захотели в клуб – поехали, в свою квартиру – поехали. Андрей очень рад, что мы на машине – он грузит в неё барабаны. Если ехать на поезде или лететь на самолёте, приходится всё таскать.

Антон: У него много оборудования. Одни тарелки весят килограмм 30, наверное. Гиря такая хорошая. Аппаратуры приходится много возить, и машина в этом плане помогает.

Женя: Мы стараемся брать свой звук, своё оборудование, чтобы везде звучать как HardBalls.

РОКВОЛНА: Расскажите о каких-нибудь забавных или нелепых случаях, которые происходили в туре или во время выступлений.

Антон: Я не буду называть его имя, не буду называть город. Если он знает, он поймет. Приезжаем в один из городов. Приходит организатор – он же хозяин клуба, он же всё в одном лице  пьяный в дрова. Хорошо, что мы столкнулись с подобным только один раз. На тот момент это не было забавно, а сейчас вспоминаем с улыбкой. Всё делали сами: вытаскивали на сцену инструменты, настраивали.

Женя: Благо, что Антон Самсонов (гитарист Hardballs – прим. ред.) и я понимаем в звуке, мы сами всё настроили.

Саша: Да, а так была бы полная @опа.

РОКВОЛНА: Когда в машине едете, у вас какая музыка звучит? Или вы только разговариваете и молчите?

Саша: Скажу про нашу машину. Мы с Антоном Самсоновым ехали и с Владом. В основном тишина была. Лично я от музыки устаю порой, в частности, от тяжелой музыки. Перед концертом хочется в тишине побыть. Иногда я люблю кантри послушать в дороге.

Женя: Не слушай его, у них скучная машина была.

Антон: А у нас машина весёлая, мы горланили песни.

Женя: Сначала слушали мой плейлист, у меня альтернатива была, современные группы. Потом перешли на Андрюхин плейлист, там что-то олдскульное было: Whitesnake, AC/DC, Led Zeppelin. А потом мы стали слушать Кипелова, какие-то старые песни.

Антон: В три голоса орали.

Женя: Потом стали слушать шансон (смеётся).

Антон: И я поставил свою «Москва – Магадан…» (напевает).

«А ПОТОМ ТЫДЫЩ, И АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ РОКЕШНИК ОТ НАС»

РОКВОЛНА: С каким слоганом идет HardBalls?

Женя: Бескомпромиссно, потому что в нашей стране сложно играть такую музыку, так как она не имеет аналогов. Окей, есть, но очень мало групп в таком же стиле, как мы. Вроде бы этот стиль существует с годов 2007-х, наверное.

Саша: Раньше. В 2000-х, nu-metal как начал появляться, альтернатива.

Женя: Альтернатива позже чуть-чуть появилась. И во всём мире этот жанр очень популярный, сбираются многотысячные концерты и фестивали. А у нас этот жанр всё ещё в стадии развития.

Саша: У нас волна heavy-metal’а так и не прошла. Для меня эта тема наболевшая, потому что очень многие говорят: «Это не power-metal, это не heavy-metal, вы не поёте про драконов, не используете метафоры про воинов света – вы неинтересны». Разносторонне развивайтесь, потому что на этой драконьей теме не заканчивается русская метал-музыка.

Женя: Мне кажется, она слишком заезжена. Есть такой прикол в YouTube, как написать power-metal песню. Выбираете несколько существительных, несколько глаголов, причастий.

Саша: Там таблица есть, на канале Стиви Ти.

Женя: Наугад тыкаете и получается: крылья, неоспоримо летящие, вверх, ветер…  или что-то вроде того. Люди, которые не слушают русский рок и heavy-metal, слушают американские группы или европейские, но есть хорошие русские команды, в том числе и мы, конечно, но их немного. Я пытался найти неизвестные группы в похожем стиле, и это очень тяжело.

РОКВОЛНА: Недавно у вас была битва за эфир на «НАШЕм» радио. Получается, это единственный способ сделать так, чтобы о тебе услышали?

Антон: Не единственный, но один из немногих.

Женя: Для некоторых радио не играет никакой роли.

Саша: Кстати, насчёт тех, кто выиграл. Ребята молодцы, играют классную музыку. У нас в России очень популярен ska-punk.

Антон: «Битва за эфир» была бы интереснее, если бы группы сортировались по жанрам. А так получается, что всё намешано. Можно Диму Билана поставить и Dimu Borger, например, но лучше он или хуже… Это другое, вот и всё.

Саша: Я с тобой согласен, потому что я послушал список групп, которые с нами соперничали, но даже если они играют в другом жанре, то всё равно слышно качество записи и исполнения, профессионализм музыкантов. Даже если они разношёрстные, то можно сказать, что эти ребята звучат круто, а эти играют так, как играют в любом ДК (ДК – Дом культуры – прим. ред.).

Женя: Если сцену 2.0 брать на НАШЕСТВИИ, то там, в основном, punk и русский рок. Мы сначала не верили, что сможем  какой-то тур выиграть именно потому, что мы резко выделялись из всех. Играет русский рок, а потом тыдыщ, и альтернативный рокешник от нас. По звучанию отличались от всего.

РОКВОЛНА: Мне кажется, вы бы хорошо смотрелись на второй сцене. Да и на первой тоже.

Саша: Согласен.

Женя: На первую мы не попадем, потому что там такие мастодонты…

РОКВОЛНА: Увидим ли мы вас на фестивалях этим летом?

Антон: Пока никаких договоренностей нет, только переговоры.

РОКВОЛНА: Что такое русский рок, и почему это явление стоит обособленно?

Саша: Это такое явление, в котором слова важнее, чем музыка. Мы же пишем не только слова, но и музыку, очень большое внимание уделяем звуку, чтобы всё качало и звучало качественно.

Антон: Мне кажется, что HardBalls – это новое веяние. Действительно, музыка вкачивает. Для меня это очень важно. Почему я слушаю её постоянно в машине, хотя давно должен был устать? Потому что это цепляет и хочется слушать.

РОКВОЛНА: Насколько тогда важен текст?

Саша: Текст не должен быть совсем бредовым. Когда он простой и запоминающийся это классно.  Хорошо, когда текст запоминается, но перегибать палку тоже не стоит – не поймёт никто.

Женя: Философия – самый нелюбимый урок многих.

Антон: Хотя вспомни ДДТ, там иногда вообще чёрт ногу сломит.

Женя: Там много метафор, но они интересные и понятные.

Антон: Текст всё равно важен – на концерте ты же текст поешь. Люди, когда приходят, они поют слова, а не музыку.

Женя: Рисуется картина. Главное, какими словами и как подаётся смысл песни. Мне очень нравится, когда берут крылатые фразы, которые люди знают, и по-своему их перерабатывают, и строится целый абзац. Это очень здорово.

«АГА! ЗАВТРА ЗВЁЗДАМИ ПРОСНЁМСЯ!»

РОКВОЛНА: Сейчас во многих российских городах проходит грандиозное событие – Чемпионат мира по футболу. Вы за матчами следите?

Антон: Постоянно слежу. Я футболом занимаюсь много лет, поэтому обзоры и матчи смотрю.

Саша: А я смотрю таблицу и жду, когда будет играть Россия. Я вообще не любитель футбола, но в центре атмосфера классная, обязательно хочу сгонять и потусить.

РОКВОЛНА: Антон, тяжело ли работать с ребятами?

Женя: Скажи: «Они негодяи!» (смеётся).

Антон: Нетяжело: люди-то взрослые, не со школьниками работаю. Понятно, что бывают разногласия, но это нормально, как в любом рабочем коллективе, не всё идеально. Но мы всегда находим компромисс, но у меня есть одно правило: я никогда не лезу в творчество. Всё, что касается музыки, полностью на совести парней.

РОКВОЛНА: Раньше вы сами занимались организаторскими вопросами, сложно было доверить всё Антону?

Саша: Мы ими просто не занимались (смеётся).

Женя: Это ты не занимался. Самим тяжелее, конечно.

Антон: Это ежедневный труд. Я занимаюсь ещё и рекламой, каждый день анализирую, смотрю, что и как. Музыкантам, во-первых, некогда, во-вторых, это не так интересно, нужно иметь немного другой склад ума. Они люди творческие, а я человек больше деловой. Я считаю, что у каждой группы должен быть менеджер, который занимается всем, что не касается музыки, иначе не будет прогресса.

Женя: Когда мы ещё учились, то думали, что нас заметит какой-нибудь менеджер с большого лейбла и раскрутит.

Саша: Ага! Завтра звёздами проснёмся!

Антон: Жизнь более прозаична и сурова, к сожалению.

РОКВОЛНА: Чем вы готовы пожертвовать ради искусства? И требует ли оно жертв?

Саша: Офисной работой, например. Я уволился.

Антон: Я очень много трачу и времени, и денег. Вместо того, чтобы в свой бизнес вкладывать, забираю сюда самый ценный ресурс – время.  Иногда его уходит очень много, но я не считаю это жертвами, так как группа — это часть моей жизни.

Женя: Я посвятил этому жизнь. Пожертвовал своим обучением, работой: был бы сейчас инженером, крутил бы приборы и контроллеры на заводе. Пожертвовал обычной человеческой жизнью.

Саша: Я, как универ окончил, работал полгода в офисе, на производстве тоже попробовал и понял, что это не моя жизнь. Хочу посвятить себя музыке.

РОКВОЛНА: Что вы пожелаете нашим читателям?

Саша: Слушайте хорошую музыку, развивайтесь.

Антон: Не поддавайтесь массмаркету. Не слушайте только то, что слушают все. Ищите что-то интересное, новое. Групп много классных, например, наша.

Женя: Проверяйте всё на себе. Надо убирать рамки и расширять кругозор. Будьте собой.

Текст: Анастасия Малахова (Nastia Machine) и Lubov Robitaille
Фото: Lubov Robitaille 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.