Рок-Завтрак: Оргия Праведников

«Мы слушаем разнообразную музыку и внутри того, что мы делаем, применяем самые разные ходы. В результате получаются песни странствий, песни путешествий. А мы все путешественники, очень любим это» — группа Оргия Праведников о том, что движет ими в творческом пути.

ORW: Добрый день! Благодарим за участие в нашем Рок-завтраке :) Год назад у вас вышел альбом под названием «Для тех, кто видит сны. Vol.2». Эта работа является продолжением первой части, но существенно от нее отличается. Как родилась идея — создать не одну, а две главы истории о камикадзе?

Алексей: Во время записи первой части у нас набралось много песен, которые просто не помещались в один альбом. Поэтому мы с самого начала решили, что замахнемся на двойную запись. Но вторая часть в итоге не вышла так, как мы планировали – в 2012 или 2013 году – и только спустя шесть лет мы смогли закончить этот процесс. Кстати, некоторые песни, которые мы изначально планировали на Vol.2, так и не попали туда, зато вошли другие.

Юрий: Изначально мы планировали вполне понятный для нас объем вещей и знали, в какие части войдут конкретные песни. Но так как альбом через два года не вышел, а за шесть лет появилось много нового и интересного для нас материала, мы его доработали и внесли новое в альбом. А некоторые вещи, которые мы планировали для первой части, до сих пор не закончены.

Сергей: Я помню определенный элемент авантюры в этом, потому что такого рода идеи появляются ниоткуда, озаряют. Мы подбирали песни для нового альбома, выбирали название, придумали его, и потом я вдруг сказал Леше: «Давай поставим после фразы «Для тех, кто видит сны» Vol.1». Он на меня посмотрел, у него глаза вспыхнули и он ответил: «Круто, давай!» Мы тогда еще не осознавали по большому счету, что к чему. Да, у нас было больше песен для альбома, чем нужно, и было неясно, куда движется общая линия. Ведь концепция есть не только здесь, общая идея движется от альбома к альбому. Поэтому Vol.1, поставленное после названия диска, вдруг нам самим объяснило, куда мы идем. Это был шаг силы, а дальше нам оставалось только этому шагу следовать.

ORW: Насколько близкой оказалась вам эта идея двойного концептуального альбома — было ли интересно прорабатывать одну тему столько лет?

Алексей: Такой процесс требует максимального погружения, а это всегда очень интересно. Здесь ведь история не только про камикадзе, она гораздо шире; камикадзе – это образ-ключ для понимания того, о чем вообще  говорится в альбоме. Осенью у нас была презентована программа «Книга воскресения», которая как раз раскрывает другой аспект этого двойника. По сути, мы написали Книгу мертвых современным языком, а точнее – Книгу воскресения.

Сергей: Да, очень многие были впечатлены концовкой первого альбома, и у большинства он ощущался финальная точка. Но объем истории шире и глубже за счет того, что вышел второй том, но это не сразу понимается людьми.  Поэтому камикадзе стал символом, логотипом? Но со вторым томом мы пошли гораздо дальше в этом сюжете.

ORW: Одной из визитных карточек Оргии праведников является совмещение на первый взгляд несовместимого — вы переплетаете стили, создаете свои, например, панк-барокко, пишите песни на латыни и старославянском языках. Почему вы решили работать в таком эклектичном направлении?

Сергей: Во-первых, эклектика – это когда разнохарактерные вещи помещаются вместе в некую аморфную кучу и из нее отдельно торчат морковка, отдельно свекла, отдельно петрушка, и есть это невозможно. Это эклектика. Мы предпочитаем оперировать понятием «синтез». Это значит, что в эту картошку-петрушку-морковку мы налили воды и разожгли под ней огонь, получили на выходе борщ. То есть некое новое нерасторжимое единство, которое «вкушабельно», способно принести радость и т.д.

Алексей: Другими словами Сережа хочет сказать, что мы создали некий новый стиль, просто ему нет еще названия.

Юрий: Да, рождение этого стиля происходило на протяжении всей нашей работы  — мы просто не сдерживали себя в выразительных средствах. Примеряем одно, другое, третье. Попробовали женский вокал, поняли, что работает, оставили.

ORW: То есть, все органично?

Алексей: Органичнее некуда, потому что все идет от людей, которые задействованы в процессе. Бывает, что коллективы собираются по интересам, у нас же у всех интересы очень разные. Если есть какая-то общая константа, то она становится стилем.

Сергей: Не углубляясь в то, что в нашем «супе» плавают очень разнообразные компоненты, хочу сказать, что нам просто нравится играть культурой. Это то, что описано в книге Г. Гессе «Игра в бисер». Культура – это интересно. Мы слушаем разнообразную музыку и внутри того, что мы делаем, применяем самые разные ходы. За некое своеобразие и тембральную, а также событийную уникальность отвечает Леша, Юра придумывает оригинальные, ни на что не похожие мелодии, а я «обвешиваю» это культурными контекстами, и мне бесконечно это нравится. В результате получаются песни странствий, песни путешествий. А мы все путешественники, очень любим это.

ORW: Во время записи последнего альбома вы обратились к краудфандинговой платформе www.planeta.ru для сбора денег взамен ценные для поклонников лоты — там были и мастер-классы с участниками группы, фотосессии, присутствие на репетиции. Кроме успешных финансовых вливаний (при заявленной сумме 500 000р. было собрано 1 157 000 р. – прим. ORW), было ли вам интересно такое тесное взаимодействие с вашими поклонниками, что нового вы открыли для себя, организовав сбор на Планете?

Алексей: Прежде всего, мы открыли для себя там краудфандинг. Какое-то время назад среди музыкантов бытовала такая мысль, что формат альбома умер, физический носитель перестал существовать как способ воспроизведения музыки, а CD-диск стал сувенирной продукцией. Планета показала, как мы можем работать в этих реалиях. Мы придумали много интересных лотов, Сережа, например, девушек на мотоцикле катал J

Сергей: Девушки, мотоциклы и деньги – все, что нужно рокеру (смеется). На самом деле, по мере делового аспекта, крауфандинг нам продемонстрировал, что нас до чертиков любят. Вот это было шоком для нас самих! Нет, мы, конечно, понимали, что поклонники к нам неравнодушны, но что они настолько нас любят…

ORW: Ожидали ли вы такого эффекта?

Все вместе: Нет!

Алексей: Мы боялись, что мы даже заявленную сумму не соберем, надеялись хотя бы на половину ее. Дело в том, что по правилам Планеты.ру, если 50% суммы не набирается, то все деньги возвращаются владчикам. А в итоге мы всю сумму собрали за два с половиной – три дня, и это было просто шоком для нас.

Сергей: И это был именно тот момент, когда мы поняли, что нас любят.

Алексей: К концу, конечно, стали уже меньше вкладывать, потому что запрошенная сумма была собрана, но в итоге денег получилось больше чем на 200%.

ORW: На самом деле, сложно не заметить очень теплые отношения между группой и вашими поклонниками, в социальных сетях, на концертах. Какую роль сыграли фанаты в истории группы Оргия Праведников, повлияли в чем-то, может быть, вдохновили на что-то? 

Сергей: Да постоянно!

Юрий: У нас есть активно действующий фан-клуб, который называется «Орден праведников». И, конечно, переоценить их работу просто невозможно. Там довольно строгая иерархия. Правда, мы в этом мало участвуем, потому что это их внутренняя деятельность. И они сами нас туда не особенно пускают, не рассказывают.

Алексей: Да, у них есть свои чаты, в которые мы не допущены.

Юрий: Кстати, если говорить о Планете.ру, очень во многом – это их заслуга. Я краем уха слышал, как они обсуждали лоты, кто и что приобрел. Они и сами покупали лоты и раскручивали эту историю; с их стороны происходит огромная интернет-работа.

Сергей: Можно сказать, что верхушка фан-клуба – это наш PR-отдел. Там действительно есть серьезные специалисты, разбирающиеся в этой теме. Не секрет, что у нашей группы нет никаких официальных ротаций в традиционных массмедиа, однако за счет сильной активности фан-клуба можно сказать, что мы достигаем тех же результатов, как другие благодаря ротациям.

Алексей: На той же Планете.ру по количеству собранных средств мы обошли и Пикник, и Louna, БИ-2. По сути, мы были на третьем месте после Аквариума среди музыкальных проектов в тот год по всем показателям. Так что, поклонник готов голосовать рублем.

ORW:     Так же у вас есть своя собственная студия звукозаписи JustStudio, где записываетесь вы сами и предоставляете другим музыкантам такую возможность. Одним из лотов также была экскурсия по студии. Расскажите, как возникла идея ее создания и что же необычное на ней можно было увидеть в рамках вашей экскурсии?

Алексей : Идея создания студии, наверное, бродит у каждой группы, потому что это дает возможность работать с максимальным погружением, когда тебя никто не отвлекает..

Сергей: ..и когда никто не считает деньги и минуты!

Алексей: Самое главное, что все максимально содержательное и интересное для слушателя как раз и появляется в тот момент, когда музыкант полностью расслаблен, не думает о технике, а просто думает о чем он играет, зачем он играет и может творчески работать на студии.

Это очень мощное художественное средство, и такой подход дает максимальный результат.

Алексей: Мы, как и все, грезили о своей студии. В итоге мечта осуществилась, и в 2010 году мы выпустили альбом, который полностью был записан уже на нашей студии. С тех пор на нашей студии пишется огромное количество других музыкантов и музыкальных коллективов. Также фонограммы, которые у нас записывались, крутятся на радио и весь интернет ими завален. Уже есть огромная стопка изданных дисков на физических носителях, которые были записаны у нас.

Юрий: В том числе релизы, синглы. Очень много музыкантов у нас пишется.

ORW: А кто именно у вас записывается?

Алексей: Последний альбом группы Адриан и Александр, последний альбом Насти Паписовой, последний альбом группы DARTZ и еще очень много интересных групп и исполнителей.

ORW: «Для тех, кто видит сны» Vol.1» вы уже писали там?

Алексей: Да, это была первая ласточка. Это был первый альбом, который мы полностью записали у себя.

ORW: А что вы показывали на этой студии?

Алексей: Мастер-классы проводил я. Там было несколько мастер-классов, по 4 человека. Самым интересным для них (поклонников), конечно же, помимо того, что популярным языком рассказывалось как строится весь процесс, были мультитреки (возможность послушать отдельно барабаны / гитары и другие инструменты).

Юрий: По сути это возможность услышать сырой материал музыкантов.

Алексей: Также можно было попарно прослушать все эти инструменты. Такой возможности ни у кого нет. Можно было взять любую песню, хорошо известную участникам мастер-класса, и увидеть ее совершенно с другого ракурса.

Юрий: Вся песня разбиралась по полочкам.

Алексей: Также вскользь рассказывал про сведение. Но самое интересное, на мой взгляд, это было прослушивание мультитреков.

Сведением же нашего материала занимается Юрий Иванович Богданов, очень известный звукорежиссер. Мы считаем, что это лучший в России звукорежиссер. Именно поэтому мы сами сводимся у него. Но наша студия также занимается сведением, и у нас есть звукорежиссер, который это делает прекрасно – Ваня Лубяный. Всеми перечисленными ранее группами, которые пишутся у нас, как раз и занимается Ваня.

ORW: Последующие свои альбомы также планируете записывать у себя?

Алексей:  Да, конечно! Хотя в последнем альбоме, наоборот, мы расширили количество задействованных ресурсов. Например, записывали рояль в белом зале Московской Консерватории, также записывали еще один рояль в другом месте – на студии на Рублевке. Думаем, что эту практику будем продолжать.

Юрий: Просто наша студия — это наш дом родной, где мы любим творить и работать в хорошо звучащих условиях. С другой стороны, если нам нужно будет записать барабаны, скажем, где-нибудь на стройке, то почему бы и нет?

Сергей: На самом деле общемировая практика состоит  в том, что каждая студия представляет собой музыкальный инструмент. Когда группы не ограничены в средствах, они прекрасно знают, что трубы прекрасно писать в Лос-Анджелесе в такой-то студии, а барабан хорошо писать в Канаде и так далее.

Юрий: В Лондоне есть хороша гитара, и нужно партию прописать именно там! (смеются).

Сергей: Музыканты высокого уровня пользуются студиями как художник красками.

Юрий: Студия сама по себе звучит одним определенным образом. Поэтому, когда знают, какой звук должен быть у тех же барабанов, то едут в конкретную студию и записывают их там. Если у музыкантов есть такая возможность, финансовая в первую очередь, то они этим пользуются.

Сергей: Как раз в новом альбоме мы  попробовали этот эффект и остались довольны.

Юрий: Мы понимаем, что это не блажь, так как слушатель это чувствует, он слышит каждую песню как отдельный мир, с совершенно отличной атмосферой, звуком. Это расширяет звуковую палитру.

Алексей: При этом при смене частей, происходит тоже самое, что и в театре, при смене сцены, декораций.

ORW:В творческом процессе группы в свое время принимали участие и ваши дети для записи детских голосов. На сколько, по вашему мнению, совместимы дети и рок-музыка, с какого возраста вы прививали любовь детей к музыкальному творчеству?

Алексей: Я не вижу никакой разницы между рок-музыкой или какой-либо другой, а своих детей учу музыке, просто потому что это нужно, это эстетическое развитие. Тем более мои дети любят музыку и сами ее слушают без какого-либо принуждения с моей стороны. Я только могу им посоветовать послушать ту или иную композицию.

Юрий: Я, кстати, в свое время очень интересную формулу открыл о том, что, если человек стесняется показать музыку своим детям, то это плохая музыка. Поэтому мои дети слушают музыку, которую слушаю я, собственно, с момента рождения. Конечно же, более экспрессивную музыку не стоит ставить на ночь. А если музыка хорошая, то почему бы детям не послушать?

ORW:Вы любите давать необычные выступления вживую — в тематических костюмах, с антрактом, с яркими приглашенными гостями, как это было недавно с Михаилом Нефедовым. Через несколько дней состоится ваш новый концерт в клубе Volta — планируются ли там сюрпризы, что вы подготовите для зрителей?

Алексей: На этот раз мы решили продолжить тему двух виолончелей, которую  уже начали в клубе Stereo Hall. Сейчас же будет развитие этой темы. Поэтому мы маленькими шагами идем к симфоничности.

Юрий: Как вы знаете, у каждой группы есть желание выступить с симфоническим оркестром. Чаще всего это происходит так: группа – отдельно, симфонический оркестр – отдельно. Но ввиду того, что в нашей музыке изначально есть направленность на симфоничность, то вплетение симфонических инструментов  проявляет те нюансы, которые мы не можем сыграть впятером. В частности, я сам передаю партии, которые играю на клавишах, так как десятью пальцами сыграть за троих, к сожалению, не могу. Как правильно сказал Леша, мы идем маленькими шагами к симфоничности. Думаю, не за горами тот период, когда мы сыграем в расширенном составе и на более крупных площадках.

Алексей: Это все упирается, как всегда, в организацию и средства. Если бы у нас была возможность пригласить малый симфонический оркестр, то мы бы это сделали.

ORW:Что вы пожелаете нашему изданию?

Сергей: Спасибо вам за то, что занимаетесь музыкой, потому что сейчас в современном мире, когда все озабочены сиюминутными выгодами, это редко. Настоящая музыка – это всегда история долгосрочная. Поэтому спасибо, что смотрите вглубь, стараетесь находить интересных людей…таких как мы (смеются). Спасибо!

Текст: Евгения Грибкова / Мария Смоляр

Фото: Мария Смоляр

 

Leave A Reply

Your email address will not be published.

X