Рок-Завтрак #19: Дима Сокол основатель и вокалист группы Йорш

РОКВОЛНА: Как и во сколько обычно начинается ваше утро?

На самом деле, по-разному. Если это будний день и мне надо отводить детей в школу, то оно начинается в семь утра, но если это делает супруга, то оно может и в 12 начаться. А когда гастролируешь в туре, то как и в два часа дня, так и в пять часов вечера. Здесь нормированного графика нет.

«КОГДА СМОТРИШЬ НОВОСТИ ПОСЛЕ ДЛИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕРЖАНИЯ, ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ЭТО ТАКОЙ П@ЗДЁЖЬ, ТАКОЕ ГОНЕВО»

РОКВОЛНА: В российском панк-роке сегодня актуальны остросоциальные и политические темы. Как вы думаете, почему так происходит?

Все представители отечественного панк-рока, которые сейчас блистают на рок-сцене, собирают большие площадки и активно гастролируют. Это люди, которым уже лет тридцать, они не устали от политики и «социальщины», но уже переросли возраст юношеского максимализма. Плюс ко всему, всё, что сейчас происходит во внешней и внутренней политике, те социальные процессы, которые происходят в обществе, побуждают нас к действию. Я, как отец, переживаю за будущее своих детей. По телевизору и радио говорят, что у нас всё хорошо и замечательно, а по факту тебе приходится стоять в очередях, позориться, собирать множество документов, обивать пороги. Уже который год я не могу выбить определённые социальные льготы, всё чаще сталкиваюсь с жилищно-коммунальными проблемами. Это начинает раздражать. С одной стороны, ты сталкиваешься с реальной действительностью, с другой – тебе внушают, что нет, так надо, на западе ещё хуже. Такая ложь находит отражение в песнях. Сейчас нас интересуют другие вопросы. Если раньше – девочки, алкоголь, драки и рок-концерты, то теперь – девочки, алкоголь, рок-концерты и социальная тематика. Из-за выборов всё ещё больше нагнетается, происходят внешние конфликты. У человека, который сочиняет песни, всё откладывается в голове.

РОКВОЛНА: Как ваши песни воздействуют на окружающих?

Вряд ли кто-то, послушав мой трек, пойдёт на баррикаду, но определённое негодование в обществе растёт. У меня, как у автора песен, позиция такая: революция должна происходить в сознании, а не кирпичом в окно и в руках с винтовкой. Человек придёт на мой концерт, отучится в институте, получит работу, сделает карьеру, не дай бог, станет каким-нибудь депутатом или чиновником, ему положат записку на стол о вырубке химкинского леса, а он скажет: «А я вот в двадцать лет ходил на концерт Димки Сокола, его песни слушал», – и не подпишет эту бумажку. Чем больше аудитории будет охвачено, тем больше возможность воспитать своих пацанов и девчонок, которые будут в дальнейшем управлять страной. Детей мы так и воспитываем: изначально закладываем мысли в голову, потом они вырастают либо хорошими, либо плохими людьми.

РОКВОЛНА: Возможно, молодое поколение больше готово к переменам и действительно способно что-то изменить?

Молодёжь более инертная, а старшее поколение уже повидало и Советский союз, и Ельцина, и всё остальное. На самом деле, всегда плохо жилось. При царе плохо жилось – были революции, при Советском союзе – митинги и забастовки, при Ельцине – вообще пипец творился. Сейчас нам дядя Володя подкидывает поводы задуматься над многими вещами. А молодёжь ещё не успела вкусить разочарования и набраться опыта. Им пока нечего терять. Но и старшее поколение не всегда слепо подчиняется. У меня есть знакомые, которые работают в государственных сферах. Им приносят пачку бюллетеней и говорят: «Вы голосуете за “Единую Россию”, или вас уволят». А они не голосуют, и их не увольняют – тоже определённая форма протеста, только на другом уровне. Может быть, они на улицу не выйдут с флагами баррикады строить, потому что им детей воспитывать и семью кормить, но эти люди в определённый момент могут сделать своё дело. Просто до них тяжелее достучаться из-за мнений, которые формулируют СМИ. Молодёжь меньше смотрит телевизор, а в Интернете нет лютой пропаганды. Когда смотришь новости после длительного воздержания, понимаешь, что это такой п@здёж, такое гонево. Телевизор – это наркотик, как марихуана или кокаин. Когда ты принимаешь его постоянно, ты не замечаешь за собой этого, а стоит воздержаться, и ты всё это увидишь.

«… А МЫ ЛЮБИЛИ “НАИВ” И “ПУРГЕН”. МОЖЕТ БЫТЬ, ОНИ В ОПРЕДЕЛЁННОЙ МЕРЕ НАС ТОЖЕ СПАСЛИ»

РОКВОЛНА: Интернет тоже хорош. Особенно в неумелых детских руках.

Согласен. Но у Интернета есть другая благая сторона – мы можем сами наполнить его информацией. Наполняйте его светлыми лучиками счастья и тепла, и плохие дяди из телевизора: политики, извращенцы и всякие «Синие киты» до них не доберутся. Пожалуйста, заботьтесь о своих детях, поставьте блоки на все нежелательные сайты.

РОКВОЛНА: Дети найдут способы всё узнать. Школа ведь не только хорошему учит.

Это естественно. Но с детьми надо общаться, я, как опытный родитель трёх деток, говорю. Естественно, если ты тупо запретишь, то руки все равно будут тянуться. Надо объяснить, почему нельзя: будешь много сладкого есть – потолстеешь, зубы выпадут. Показать пример какой-нибудь, но не пугать, надо, чтобы он понял, что такое случается. Могу сам привести пример: из ребят, которые со мной в одном дворе росли, в живых остались я, мой барабанщик и ещё несколько человек. Остальные умерли кто от алкоголя, кто от героина. Мои родители смогли меня от этого уберечь. Кстати, ещё увлечение рок-музыкой помогло. В то время слушали рейв и всё, что с ним связано, а мы любили «НАИВ» и «Пурген». Может быть, они в определённой мере нас тоже спасли.

РОКВОЛНА: Рок спас Вас от алкоголя и наркотиков?

Конечно!

РОКВОЛНА: То есть, Вы разрушили стереотип «Sex, drugs and rocknroll» и алкоголь?

Нет, алкоголь – это алкоголь, но когда полдвора торчит, можно было увидеть много ярких примеров. Когда смотришь на старшаков, то понимаешь, что брат уже в институте учится, первые деньги зарабатывает, с девочкой гуляет, а кто-то сидит и слюну около подъезда пускает. Из этого делаешь выводы.

РОКВОЛНА: Вы смогли от этого удержаться, несмотря на то, что слушали рок, который ЗОЖ точно не пропагандирует.

Я такой наркоманский рок-то никогда не слушал (смеётся). Когда первый раз пришёл на концерт группы «Пурген», первое, что увидел, как били какого-то чувака, я подошёл и спросил: «А за что вы его бьёте?» Они ответили: «Он пытался колоться в туалете». И я понял, что панки презирают наркотики. На «Пургене» я видел много пьяных людей, но когда дело касалось наркотиков, панк-хардкорщики этого не допускали.

РОКВОЛНА: То есть, панки против наркотиков?

Думаю, да. Смотря, какие, конечно. У нас в группе критическое отношение к наркотикам. Раньше бухнул, накурился, пошел играть – всё круто. Потом дорос до определенного уровня и задумался, что на тебя всё-таки люди смотрят. Приходится себя ограничивать, сдерживать, а потом желание постепенно пропадает.

РОКВОЛНА: У вас были кумиры среди музыкантов?

Это были не совсем кумиры, а люди, которые сыграли определенную роль. Моей первой рок-группой была «Алиса». Потом я послушал «Короля и Шута» и сначала не врубился, при чем здесь панк. Мир панк-рока для меня открыл Чача. Мне нравился его голос, разгильдяйские тексты песен, три аккорда, ранний «НАИВ». Я долгое время фанател по группе FPG, смотрел на них, как на небожителей, ходил на каждый концерт. Когда сам играешь музыку, начинаешь относиться к людям, как к коллегам, как к себе равным. В рок-музыке важно никого выше или ниже себя не ставить, а все время быть наравне. Для меня много значат Papa Roach, Sum 41 и Rise Against. Еще сильно повлияла испанская группа Ska-P, у которой интересная манера преподнесения серьезного через веселое.

РОКВОЛНА: Станет ли «НАИВ» великим снова с их предстоящим альбомом?

Я думаю, это зависит только от самого «НАИВа». Если они действительно поверят в себя, то станут, а если будут всё делать спустя рукава – вряд ли. Но я обязательно его послушаю.

«МЫ ВСЁ ЕЩЁ ДИКАРИ»

РОКВОЛНА: Как обратить на себя внимание современной публики?

Сложно сказать, что зацепит слушателя. Может быть случайная фраза, которая станет мемом или крылатым выражением, может быть клип, может что-то произойдет на концерте и все об этом начнут говорить. Здесь нет определенного рецепта, есть проверенные временем ходы.

РОКВОЛНА: Каким должно быть идеальное государство? Что это вообще такое?

Планета Земля (смеётся). В идеальном государстве нет ксенофобии, нет границ и людей, которые ради корыстных целей пытаются стравливать друг друга и воровать чужие ресурсы. Один из постулатов анархии гласит, что твоя свобода ограничивается тогда, когда ты начинаешь мешать другому человеку. Сейчас у меня эта идея отходит на второй план. Есть такое понятие, как космополитизм. Все мы граждане мира, дети планеты Земля. Если бы это прививалось каждому, получилось бы идеальное государство. Мне кажется, что в идеальном государстве нет монарха или президента. Анархия в размерах целого земного шара невозможна, но если бы решения принимались коллективно, все бы получали удовольствие от того, что они делают. В группе мы стараемся придумывать музыку и текст так, чтобы всем было по кайфу. У нас нет диктатуры. Если бы в масштабах мира решения принимались так же, было бы гораздо проще. На данном этапе государство нужно, потому что мы сознательно не чувствуем себя частью этого мира, и часто не уважаем мнения других людей. Когда мы это поймем, нам не будет нужна власть. Было племя, потом деревня, город, область, страна, союзы стран. Скоро произойдет глобальное объединение всего на свете и наступит вселенское счастье. Для этого нам нужно пройти длительный путь, потому что мы всё ещё дикари (смеётся).

РОКВОЛНА: Немного отвлечемся от политики. Недавно концерт Anacondaz в московском ГлавClub’е прервали из-за того, что фанаты зажгли фаеры. Сейчас организаторы стараются их запретить. Вы «за» или «против»?

Это уместно на оупен-эйрах, а на закрытых площадках небезопасно. Иногда на концерты приходят левые люди, которые не умеют жечь фаеры и могут подпалить кому-нибудь волосы. Ещё могут прийти люди, например, с астмой. Представьте, зажигается пятьдесят фаеров, и они просто падают. Был случай на одном из Доброфестов, когда под одну из групп рванули РДГ, и несколько человек отравилось. Нужно всё делать с умом и на закрытых площадках серьёзной пиротехникой не пользоваться. Перед недавним московским концертом мы сказали группе поддержки, чтобы фаеров не было, и они нашли другой выход, посмотрите на записи.

РОКВОЛНА: В недавнем интервью вы рассказывали о прошедшем концерте в Екатеринбурге, на котором было так много народу, что образовалась давка люди падали в обморок. Расскажите, какими были ваши действия в этот момент?

Мы тоже пару раз чуть в обморок не упали (смеётся), но нужно было как-то доиграть. Если увидим, что человек упал и с ним что-то случилось, то мы остановим песню, попросим вызвать скорую. Нужно с уважением относиться к публике, и публика должна с уважением относиться к артистам. В 2008 году мы играли на оупен-эйре в Домодедово. Я видел, как человек упал под нашу песню «Про панка» и кажется, разбил голову. Мы остановили выступление, попросили ему помочь, потом продолжили играть.

«ВЕСЕЛО И Х@Й С НИМ»

РОКВОЛНА: Если истинная любовь, то такая, как в треке «Любовь и панк-хардкор»?

Любовь может приобретать разные стороны. «Любовь и панк-хардкор» – трек, который навеян романтикой тех лет, когда я только начал увлекаться музыкой. Видел, как на концертах FPG, «Пургена» и «Тараканов» обнимались пьяненькие татуированные парочки в шипах. Это так прикольно выглядело. Казалось бы, такие бунтари, но ничто человеческое нам не чуждо. Бывает, что хулиган влюбляется в принцессу или хулиганка в приличного мальчика. Никогда не знаешь, когда тебя настигнет стрела амура. Часто бывает так, что ты уходишь искать своё счастье за моря и океаны, а находишь его в соседнем дворе.

РОКВОЛНА: Почему героем вашей песни стал именно Лысый из Brazzers?

Если бы мы назвали песню именем или псевдонимом другого актера, все бы спрашивали, кто это такой. А тут сразу понятно, о ком идёт речь. Песня хоть и стёбная, но несёт социальный посыл. У нас заводы закрываются, производство стоит, остается только в порноиндустрию податься. Там стабильность, карьерный рост (смеётся). У нас есть весёлые песни с социальным смыслом – не всегда же арматурой в мозг бить. Намного интереснее преподнести в форме сарказма. Представьте: приходишь с работы и такой: «Что-то з@ебался!» (смеётся). Ещё можно работу на дом взять или сверхурочно.

РОКВОЛНА: В песне «Белый снег, серый лед» вы довольно жёстко высказываетесь про отцов рока, хотя ваш путь музыканта начался именно с их песен. Почему так?

На самом деле, здесь камень в огород не столько рок-музыкантам, сколько политике «Нашего» радио. Сейчас там крутят те же треки, которые я слушал в детстве, редко включают что-то новенькое. Включаешь, а там только серый лед, полковника никто не любит и не ждет. Корифеи рока, может быть, сами этому не рады. Раньше «Наше» радио было единственным способом выбиться в свет, но сейчас оно суперглобальной роли не играет. Люди поняли, что стучат в закрытую дверь и нашли другой выход – Ютуб, Вконтакте и вообще всё пространство интернета. Сейчас группы, которых не ротируют (в том числе мы), собирают больше людей на концертах, чем коллективы, которые там активно крутятся. Когда на «Нашем» радио программным директором был Семён Чайка, он поставил в ротацию трек «Йорша» «Все панки попадают в рай». В своём сообществе мы написали: «Ребята, нас наконец-то поставили на “Нашем” радио!», и люди спрашивали: «А что такое “Наше” радио?». Отцы русского рока подневольно стали мечом возмездия в моих устах.

РОКВОЛНА: Что такое русский рок? Это «самый стильный стиль»?

Как сказал тот же Семён Чайка: «Нет такого жанра и понятия, как «русский рок«». Это не панк-рок, ска-панк или альтернативный рок, а набор факторов, сложившийся в головах определенной аудитории. Я считаю, что если рок есть, то это просто рок.

РОКВОЛНА: С каким девизом по жизни идет Йорш?

«Весело и х@й с ним» (смеётся). Может, так альбом назвать?..

РОКВОЛНА: Ирокезы в панк-роке вышли из моды?

Их стало значительно меньше. Я застал то время, когда было много ирокезных панков. Ирокезы пошли с Exploited, это уже вторая волна панк-рока. Изначально они выглядели по-другому. Sex Pistols и Ramones от рокеров особо не отличишь. Джонни Роттен вообще в белой рубашке выступал. Сейчас много групп, которые больше заботятся о своем звучании, чем о прическе. Как сказал Джеймс Хетфилд: «Если музыкант больше думает над имиджем, чем над своей музыкой, то ему не стоит быть музыкантом». И я с ним, наверное, соглашусь.

РОКВОЛНА: Панк-рок никогда не умрет?

Думаю, да. Больше полувека панк постоянно меняется, появляются новые герои и жанры, стиль становится классикой. Панк-рок вечно молодой и дающий жизнь другим жанрам. В нём мало каких-то ортодоксальных вещей. Ты можешь добавить бубен, клавиши или зачитать рэп в середине песни, и всё равно это будет панк-рок. Я думаю, что мы слышали только одну десятую из того, что нам может преподнести этот жанр.

РОКВОЛНА: Что ждет панк-рок в будущем?

Мне кажется, что в ближайшее десятилетие панк выйдет на уровень мейнстрима. В США было несколько волн панк-рока: период гаражного панка, потом появились Green Day, The Offspring, Sum 41, Blink-182. Думаю, что отечественный панк-рок тоже ждёт такое явление. Сейчас много коллективов, которые могут сделать сильный рывок.

РОКВОЛНА: Чем вы готовы пожертвовать ради искусства?

Мы уже жертвуем всем, чем можно. Загубили свою карьеру, до разводов чуть ли не доходим (смеётся). В то время, как все пользуются благами цивилизации, мы садимся, как романтики, в какую-нибудь Ладу Калину, едем в Петрозаводск играть концерт, приезжаем домой бедными, но довольными. Но семьей ради панк-рока я бы, точно, не пожертвовал. А такими вещами, как социальное благополучие, финансовая независимость и всем прочим, наверное, бы пожертвовал. В принципе, уже жертвую. На самом деле, в мире есть много лишних вещей, которые нам мешают. Лучше заниматься музыкой, чем ими.

РОКВОЛНА: Что вы пожелаете нашим читателям?

Я желаю, чтобы вам никогда не пришлось ничем жертвовать, чтобы у вас всего было в достатке, в том числе и панк-рока.

Текст: Любовь Тимошкина (Lubov Robitaille) и Анастасия Малахова (Nastia Machine)
Фото: Анастасия Малахова (Nastia Machine)

SaveSave

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.